Новости Электротехники 1(127) 2021





<  Предыдущая  ]  [  Следующая  >
Журнал №4(22) 2003

Юрий Ильичев: «От производителей оборудования мы ждем гибкой ценовой политики и четкого соблюдения сроков поставок»

Точка зрения главного инженера ЗАО «Краснодарэлектро» Валерия Демченко на сегодняшнее состояние и перспективы развития распределительных сетей низкого и среднего напряжения (см. «Новости ЭлектроТехники» № 5(17) 2002, № 6(18)–1(19) 2003, № 2(20) 2003) вызвала неоднозначную реакцию как у производителей оборудования, так и у представителей электрических сетей. И все-таки подавляющее большинство специалистов разделяют мнение Валерия Демченко. Среди них – генеральный директор одной из крупнейших в Подмосковье энергоснабжающих компаний «Балашихинская электросеть» (ЗАО «БЭЛС») Юрий Ильичев.

Юрий Петрович, каков сейчас износ оборудования, эксплуатируемого «Балашихинской электросетью»? Как решаются вопросы реконструкции распределительных сетей среднего напряжения?

— Износ подстанций, воздушных и кабельных линий у нас меньше, чем в среднем по стране, и составляет сейчас 61%. Но мы понимаем, что и эта цифра очень велика, поэтому вопросам реконструкции и замены устаревшего оборудования стараемся уделять особое внимание. Как электросетевая компания мы заинтересованы в том, чтобы издержки на эксплуатацию сетей были как можно ниже. А достичь этого можно только применением самого современного и надежного оборудования. Приятно, что эту точку зрения разделяют и администрации тех городов, в которых работает «БЭЛС», – Балашихи, Реутово, Железнодорожного. Следует отметить, что «БЭЛС», являясь акционерным обществом, осуществляет эксплуатацию сетей на правах аренды, то есть сами сети принадлежат муниципалитетам, с которыми мы и пришли к соглашению, что в новом строительстве будут применяться только самые передовые технологии. А старые сети мы постепенно, по ежегодно утверждаемым планам, заменяем на совершенно новые системы. Причем стараемся реконструировать сети комплексно. Параллельно занимаемся и подстанциями, и кабелями, и воздушными линиями. Например, на сегодняшний день уже около 70% воздушных линий 0,4 кВ вместо голых проводов смонтировано самонесущими изолированными проводами «Торсада».

Почему вами выбраны именно СИП «Торсада», ведь на рынке предлагаются и другие СИП, например, «АМКА»?

— Финская система СИП, известная как «АМКА», до последнего времени имела неизолированный нулевой провод, что нас не устраивало. Кроме того, в этой системе немного сложнее крепления проводов. Технология монтажа и эксплуатации проводов «Торсада» нашими службами уже хорошо изучена, и я считаю, что она является наиболее гибкой из всех технологий систем СИП, присутствующих на рынке. Нет проблем и с качественной арматурой для «Торсады». Немаловажен для нас и тот факт, что сейчас за счет больших объемов закупок мы получаем от компании «СимРосс», которая на российском рынке предлагает «Торсаду», значительные скидки на провода и арматуру. Отмечу, что после монтажа линий с использованием СИП у нас резко снизилась аварийность в сетях 0,4 кВ и, как следствие, в сетях 6(10) кВ.

Реконструируете ли вы ВЛ 6(10) кВ?

— Конечно, но у нас осталось не так много воздушных линий этого напряжения – лишь несколько десятков километров. Все остальные сети 6(10) кВ выполнены кабельными линиями. И тем не менее, работы на ВЛ среднего напряжения ведутся – первый участок длиной в четыре с половиной километра уже смонтирован с применением защищенных проводов.
Если говорить о кабельных линиях, то недавно мы начали работать с кабелями из сшитого полиэтилена. И сейчас заканчиваем прокладку четырех фидеров в Реутово, где применили французские трехжильные кабели из сшитого полиэтилена с броней и оболочкой из ПВХ. Готов новый проект по прокладке еще четырех кабельных линий. Поставщик будет определяться на тендерной основе. На наше предложение откликнулись три фирмы – московский «АББ-Москабель», концерн «Нексанс» и группа компаний «Сотель», которая поставляет кабель из сшитого полиэтилена из Словении. Начальные цены у всех примерно одинаковы, как и качество продукции. Поэтому вопрос только в том, кто из них сможет четко выдержать сроки поставки и предложит более гибкую ценовую политику.

Чему вы отдаете предпочтение при выборе оборудования для подстанций?

— Мы довольно долго выбирали и остановились на том, что в распределительных пунктах будем применять вакуумные выключатели Evolis производства французской компании Schneider Electric. Нас устраивают все технические характеристики этих выключателей. Кроме того, они позволяют довольно просто подключить системы телемеханики, телеуправления и адаптированы к подключению АСКУЭ. Ячейки с этими выключателями сейчас выпускаются на одном из московских заводов. Это то, что касается РП.
Трансформаторные подстанции для нас поставляют опять же «ЭЗОИС», использующий оборудование Schneider Electric, и столичный завод МЭЛ. Но если подстанции первого работают у нас достаточно давно, то продукцию МЭЛа мы используем в качестве эксперимента. Первоначально были проблемы с качеством бетона, со сроками поставки. Но мы всё-таки ввели в действие подстанцию этого завода, и теперь посмотрим, насколько она будет оптимальна в эксплуатации.
Предвижу ваш вопрос, почему «БЭЛС» предпочитает разработки Schneider Electric. Ответ довольно прост. Эта компания, в отличие от многих других, тщательно выполняет требования российских нормативных документов. Например, в Правилах устройства электроустановок существовало требование об обеспечении видимого разрыва контактов в комплектных распределительных устройствах. Да, с 1 июля 2003 года подобное требование отменено, но сути дела это не меняет. Первой западной компанией, которая привела свою продукцию в соответствие с российскими нормативами, стала именно Schneider Electric.
Кроме этого, Schneider Electric ведет достаточно гибкую ценовую политику в отношениях с российскими потребителями. Устраивает нас и удобство монтажа их оборудования, скорость ввода объекта в эксплуатацию. Я уверен, что если нам что-то понадобится, то представители этой фирмы пойдут навстречу и ускорят, допустим, сроки поставки оборудования – не 45 дней, а неделю-полторы. Подобные прецеденты в наших отношениях уже были. У нас достаточно большая монтажная служба – практически весь монтаж делаем сами, поэтому такой подход со стороны поставщика для нас немаловажен.

Современное оборудование стоит немалых денег. За чей счет производится реконструкция сетей и ввод в эксплуатацию новых объектов в Балашихинском районе?

— Во-первых, прямые инвестиции на реконструкцию сетей закладывает в тариф на электроэнергию региональная энергетическая комиссия. Этих денег явно недостаточно, но все-таки...
Во-вторых, мы расходуем те средства, которые сами же и зарабатываем. Я уже сказал, что у нас имеется сильная монтажная служба. Есть и неплохой проектный отдел. И работаем мы не только на территории нашего района или Московской области. Например, специалисты «БЭЛС» делали проект применения СИП «Торсада» в «Тюменской горэлектросети» и осуществляли шеф-монтаж этой линии. Вот заработанные такими способами деньги и вкладываем в реконструкцию.
В-третьих, есть инвесторы, занимающиеся новым жилищным строительством.

В России существуют два подхода энергоснабжающих организаций к потребителям при новых присоединениях. Одни, например, «Ленэнерго», берут плату за присоединяемую мощность, другие выдают техусловия на присоединение. Как вы работаете с заказчиками?

— Начнем с того, что я считаю абсолютно незаконным поголовное взимание платы за присоединяемую мощность. И если бы потребители не были так скованы и испуганы монополизмом АО-энерго, то они добивались бы отмены подобных решений через Антимонопольный комитет и Госэнергонадзор. Плата за присоединение возможна лишь в случае действительного отсутствия мощностей на подстанции, к которой подключается потребитель. Заключение о возможности присоединения к конкретной подстанции должны выдавать органы Госэнергонадзора, и если они приходят к выводу о наличии свободной мощности, то энергосистема обязана подключить потребителя без всякой платы.
В конце концов, не АО-энерго строили подавляющее большинство подстанций. Они принадлежат муниципалитетам или конкретным инвесторам. Так почему же АО-энерго – частные компании – берут деньги с потребителей за использование чужой собственности?
Что касается выдачи техусловий, то и здесь не всё гладко. Недавно было опубликовано решение Антимонопольного комитета по поводу одного из АО-энерго южных районов страны, которое выдало заказчику такие кабальные технические условия на подключение, что затраты на их выполнение были сравнимы с приобретением суперсовременного оборудования для подстанции.
Заказчик обратился в Госэнергонадзор, который выдал заключение о наличии на этой подстанции свободной мощности, ячеек для подключения и отсутствии оснований для установки нового оборудования.
Антимонопольный комитет вынес решение о том, чтобы присоединение было произведено без выполнения требуемых условий. То есть заказчики начали отстаивать свои права.
«БЭЛС» со своими заказчиками работает по техусловиям, и при этом мы стараемся соблюсти интересы всех сторон.

Каковы принципы выдачи техусловий? Одинаковы ли они по своим требованиям для частных и муниципальных предприятий?

— Техусловия не зависят от «платежеспособности» заказчика. Они определяются следующими критериями: местоположением присоединяемого объекта, удаленностью от уже имеющихся сетей или подстанций и потребляемой мощностью. Если вы хотите подключить магазинчик мощностью 4 кВт, техусловия будут одни, а если строите завод в чистом поле мощностью в 2000 кВт – совершенно иные. Ведь во втором случае требуется прокладка новых кабельных линий, строительство подстанций и прочее.

Указывается ли в техусловиях конкретный тип оборудования, который необходимо использовать?

— По каждому типу электротехнического оборудования у нас есть перечень, утвержденный главным инженером «БЭЛС». И в него входит практически всё то, что сертифицировано в России, за малым исключением. Конечно, мы стараемся убеждать заказчиков в необходимости применения современного, надежного и качественного оборудования, но при этом осознаём, что они имеют право выбора. Всё, что разрешено к применению на территории страны, имеет право на существование в Балашихинском районе. Но при этом могут возникать различные непредвиденные ситуации. И такой пример у нас был. Ячейки КСО-386. Негативное отношение эксплуатирующих организаций к этому изделию хорошо известно и высказывалось неоднократно, в том числе на страницах вашего журнала. Мы довольно жестко в свое время выразили свою позицию по неприменению КСО-386 в наших сетях, но одно из предприятий нашего района всё-таки построило подстанцию с этими ячейками. Аргументация была «железной»: ячейки сертифицированы, разрешена их эксплуатация и запретить их использование вы не имеете права. Наши доводы об опасности КСО-386 для эксплуатирующего персонала во внимание приняты не были. Пришлось тогда подстанцию включить, но через пару лет мы за свой счет её переоборудовали, поставив другие ячейки.

Насколько для вас важен факт аккредитации оборудования в РАО «ЕЭС России» или в ФСК?

— Мы стараемся самостоятельно строить свою политику, не привязываясь жестко к мнению РАО или ФСК.

Известно, что многие аварии в сетях легче предотвратить, чем ликвидировать их последствия.
В то же время многие предприятия электрических сетей не имеют необходимой техники для проверки оборудования. Имеется ли она в «БЭЛС»?

— У нас есть пять передвижных испытательных электролабораторий для проверки и испытаний любого эксплуатируемого оборудования. Три из них производства Пензенского завода для испытания подстанций и проверки силовых кабелей. Правда, кабельную лабораторию пришлось доводить до кондиции собственными силами: после несчастного случая десять лет назад, когда погиб лаборант, наши специалисты сделали возможным пофазное переключение кабеля без необходимости выхода из лаборатории. Недавно мы приобрели две электролаборатории Хмельницкого завода на базе «ГАЗелей» для поиска мест повреждения кабельных линий 0,4–10 кВ, проведения высоковольтных испытаний изоляции и измерения параметров силовых трансформаторов. Подчеркну, что техническое задание на их производство подготовила наша техслужба, которая постаралась учесть все те недостатки, которые присутствовали в аналогичных лабораториях других производителей.

Сейчас активно обсуждается вопрос о том, кому должны принадлежать внутридомовые сети? То, что сейчас они находятся в ведении жилищных эксплуатационных организаций, не устраивает энергоснабжающие компании.

— И при этом происходит нарушение положений Гражданского кодекса. Электроснабжающая организация должна заключить с абонентом договор на энергоснабжение по присоединенным сетям. А получается, что сеть-то неприсоединенная. Ведь в нашем ведении находится сеть только до ее ввода в дом. А дальше возникает множество вопросов, например, о сохранности электросчетчиков на лестничных площадках. Кто должен её обеспечивать? По Гражданскому кодексу – владелец имущества, то есть мы. А фактически счетчик находится в щитках, которые обслуживает жилуправление. И мы даже свой замок на эти щитки не можем поставить. Я считаю, что городские и сельские электрические сети должны находиться в одних руках вплоть до ввода в квартиру. Тогда бы мы не только несли полную ответственность за состояние внутридомовых сетей, но и имели возможность строго спрашивать с нарушителей, снижая тем самым коммерческие потери электроэнергии, которые сейчас велики. Когда мы начали работу по внедрению АСКУЭ, то специально подобрали микрорайон, где стоят и одно-двухэтажные дома, и пяти– девятиэтажные, и промышленные предприятия. Но при этом все они питались от одной подстанции. Поставив АСКУЭ, мы получили данные, что небаланс между отпускаемой нами электроэнергией и учитываемой счетчиками потребителей составлял от 15 до 50%. После того, как начали разбираться в причинах, обнаружили стиральные машины, подключенные к сети в обход счетчиков, включенные напрямую антенные усилители, системы освещения подъездов и т.д. Кто это допускал?
Эксплуатационники жилищных контор, ведь они никак не заинтересованы в борьбе с хищениями электроэнергии. Они только собирают деньги с жильцов за обслуживание внутридомовых сетей, практически не прикладывая усилий к их содержанию в надлежащем состоянии. При этом долги ЖЭКов перед нами составляют огромные суммы.
Понимаю, что если домовые сети передадут в ведение энергоснабжающих организаций, жилищные конторы лишатся существенных средств, поскольку плата за эксплуатацию должна будет поступать к нам. И этот вопрос будет решаться очень тяжело. Но такой шаг необходим. И мы рассматривали его с администрацией Балашихинского района, которая подтвердила своё согласие, что в качестве эксперимента мы попытаемся изначально взять в свои руки внутридомовые сети в новых микрорайонах.

Раз уж мы заговорили об отношениях с абонентами, то это в первую очередь затрагивает и интересы Энергосбыта. Насколько я знаю, энергосбытовая организация Балашихинского района – «Энергосбыт-БАРЕЖ» – самостоятельное юридическое лицо. Но работаете вы в тесном контакте. Однако во многих районах страны в отношениях между энергоснабжающей и энергосбытовой компаниями много проблем.

— Выделение энергосбытовых предприятий из состава энергоснабжающих организаций – основной постулат Закона об электроэнергетике. Но не соглашусь, что правильный.
В любом случае сетевые предприятия будут очень жестко связаны со сбытовыми компаниями. Нам просто необходимо будет жить в любви и согласии, ведь те же коммерческие потери, с которыми борются Энергосбыты, лягут в первую очередь на плечи энергоснабжающих организаций, вынужденных докупать электроэнергию, чтобы эти потери компенсировать. Мы, сетевая компания, будем отвечать за потери в системе, но вместе с тем не будем иметь права доступа к счетчикам? В Балашихинском районе мы просто формально выполнили 700-е постановление Правительства о выделении затрат на энергосбытовую деятельность. Вместе с тем «БЭЛС» планирует и всячески готовится к тому, чтобы получить статус гарантирующего поставщика электроэнергии, как только он будет окончательно определен. И если мы его получим, то всё вернется на круги своя, ведь гарантирующий поставщик имеет право совмещать сетевую и сбытовую деятельность.

В следующем номере журнала мы подробнее остановимся на проблемах энергосбытовой деятельности в Балашихинском районе. Нашими собеседниками станут Андрей Неретин, главный инженер, и Елена Козина, заместитель директора по работе с населением «Энергосбыт-БАРЕЖ».





Очередной номер | Архив | Вопрос-Ответ | Гостевая книга
Подписка | О журнале | Нормы. Стандарты | Проекты. Методики | Форум | Выставки
Тендеры | Книги, CD, сайты | Исследования рынка | Приложение Вопрос-Ответ | Карта сайта




Rambler's Top100 Rambler's Top100

© ЗАО "Новости Электротехники"
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции
При цитировании материалов гиперссылка на сайт с указанием автора обязательна

Segmenta Media создание и поддержка сайта 2001-2021