Новости Электротехники 3(117) 2019





<  Предыдущая  ]  [  Следующая  >
Журнал №5 (53) 2008 год     

Валерий Демченко:
ВНЕДРЕНИЕ СОВРЕМЕННОГО ОБОРУДОВАНИЯ ПРОИСХОДИТ МЕТОДОМ ПРОБ И ОШИБОК


Валерий тимофеевич Демченко долгое время работал главным инженером Зао «краснодарэлектро» – организации, в которой в конце прошлого века – начале нынешнего «обкатывались» передовые на тот момент и новые для россии технические решения. первыми кубанские энергетики начали активное применение самонесущих изолированных проводов, массовое оснащение потребителей электронными счетчиками электроэнергии. и всё это делалось при непосредственном участии и поддержке Валерия тимофеевича.
Несколько лет назад наш журнал опубликовал цикл статей В.Т. Демченко о проблемах, распределительных сетей («Новости ЭлектроТехники» № 5(17) 2002, № 6(18) 2002 – 1(19) 2003, № 2(20) 2003). В них он высказал свою точку зрения на эксплуатируемые в России воздушные и кабельные сети 6(10) кВ и сетевое оборудование. Сегодня мы возвращаемся к этой теме, и наш собеседник снова оценивает электротехнический рынок, однако теперь с позиций генерального директора инжиниринговой компании.

«Должна все-таки появиться организация, которая займется сравнительным анализом преимуществ и недостатков оборудования различных производителей.
И эта информация должна иметься в открытом доступе для любого эксплуатирующего предприятия. Пока же внедрение современного оборудования, технологий, материалов происходит только методом проб и ошибок».

КОММУТАЦИОННОЕ ОБОРУДОВАНИЕ

– Некоторое время назад, сначала уже не существующее РАО «ЕЭС России», а затем и «ФСК ЕЭС» приняли свои собственные Положения о технической политике. Понимаю, что это корпоративные документы и касаются они далеко не всех электросетевых предприятий. Но именно в этих организациях накоплен огромный опыт эксплуатации самого разнообразного электрооборудования разных классов напряжения, и к их рекомендациям в отношении технических решений необходимо прислушиваться.
А что получается в России? Технической политикой поставлены вне закона автогазовые выключатели нагрузки – аппараты прошлого века. Но они как выпускались, так и продолжают выпускаться и продаваться.
Разъединители РЛНД, называемые эксплуатацией одноразовыми, также имеются в продаже, хотя, по моему мнению, вообще должны исчезнуть. И это не голословное утверждение, ведь на рынке имеются разъединители серии РЛК, по всем показателям превосходящие РЛНД. Парадокс в том, что даже производители РЛНД понимают ситуацию. Я знаю одного директора завода, выпускающего, помимо таких разъединителей, комплектные трансформаторные подстанции. Так на ответственные заказы по КТП, проводимые по тендерам, он закупает и ставит РЛК, а в другие подстанции, особенно заказываемые не сильно понимающими в энергетике строительными организациями, ставит свои ненадежные РЛНД.
Рынок, понимаете ли.
Далее поговорим о выключателях. То, что эра масляных коммутационных аппаратов закончилась, хотя они до сих пор выпускаются, обсуждать не будем. Но то, что на рынке предлагается масса выключателей совершенно различных конструкций, по-моему, не совсем верно. Многообразие только запутывает эксплуатацию, хотя некоторые из этих аппаратов достаточно простые и надежные, как, например, вакуумные выключатели «Таврида Электрик», проверенные многолетним опытом эксплуатации в Краснодарском крае. Я знаю эту компанию еще с тех времен, когда они выпускали выключатели исключительно для подводных лодок. Когда они вышли на общий рынок, их аппараты имели довольно много недостатков. Но они тщательно работали над их исправлением.
Конечно, классные выключатели производят и ABB, и Schneider Electric, но они намного дороже – это раз, а во-вторых, я все-таки живу в России и ратую за то, чтобы на отечественную энергетику работали наши заводы. И поэтому меня радует, когда я узнаю, в том числе и из в вашего журнала, что, к примеру, свои аппараты начали выпускать «ПО Элтехника», «Высоковольтный Союз» и другие. Конечно, все они должны пройти проверку временем.
Немного о том, что сейчас называется модным словом ретрофит. Мы очень много обсуждали эту тему с различными эксплуатационными организациями и пришли к выводу, что сейчас это наиболее актуальное направление. Разговоры о нехватке мощности на многих подстанциях – блеф, большая их часть недогружена. Поэтому зачем на реконструируемых подстанциях заменять сами ячейки? Если в них, кроме выключателей, всё остальное оборудование работает нормально, то и избавляться нужно только от отработавших свой срок масляных выключателей. Сейчас на рынке предлагаются выключатели со всеми креплениями, другими элементами для монтажа. Нужно просто вытянуть из ячейки масляный выключатель, а на его место поставить современный. Затрат финансовых – минимум по сравнению с покупкой новой ячейки, затрат временных тоже немного. Для эксплуатации подобный путь очень выгоден.
Если же говорить о полной реконструкции или новом строительстве, то, конечно же, самое приемлемое, как с финансовой, так и с временной точки зрения, – применение блочных комплектных трансформаторных и распределительных подстанций. Их использование существенно уменьшает занимаемую площадь, что немаловажно в условиях дефицита земельных участков и их стоимости, особенно в крупных городах. Кроме того, применяемое в них современное электротехническое оборудование позволяет до минимума снизить затраты на эксплуатацию.
Вместе с тем зачастую складывается впечатление, что люди, разрабатывающие электрооборудование, никогда не имели дела с реальной электроэнергетикой. Приведу только несколько примеров из личной практики.
Один из заводов, не буду его называть, представил свою новую ячейку. Вроде бы применено современное энергетическое оборудование, оно хорошо скомпоновано, корпус хорошо окрашен и т.д. Но! Между отсеками в ячейке нет перегородок. Всё скомпоновано в одном пространстве. Нонсенс! Что бы ни произошло с любой частью ячейки – разъединителем, выключателем, изоляторами, трансформаторами, заделкой вводного кабеля, дуга при КЗ не должна распространиться из этой части на всю ячейку. В обязательном порядке отсеки ячейки – сборных шин, аппаратов, присоединений кабелей, релейной зациты и вторичных цепей – должны быть разделены между собой, чтобы препятствовать возможному распространению дуги.
Еще пример. Приезжаю я на одно из предприятий и вижу высоковольтное распредустройство. Внизу, на рейке, где должны крепиться кабели, стоят отштампованные стальные стойки, которые крепят кабель. Но ведь такое решение применимо только для трехфазных кабелей. Если в эксплуатации будет применяться одножильный кабель, то при использовании металлических креплений вокруг кабеля возникнут вихревые токи, которые просто сожгут кабель, ведь случится «короткозамкнутый» виток по фазе. Стойки должны быть пластмассовыми. Специалисты завода мне отвечают, что пластмассовых стоек у них нет – не предусмотрены документацией. Но ведь кабельные заводы эти изделия тоже не поставляют. Как быть эксплуатационной организации? Да, мы в свое время выкручивались, размещали заказы на других предприятиях, но разве нашей заботой должны быть подобные проблемы?
Кроме того, считаю, что российским производителям необходимо всерьез задуматься над эргономичностью электрооборудования. Если в эксплуатирующей организации имеются, к примеру, ячейки ABB, то ее персоналу не составит большого труда перейти к обслуживанию ячеек Siemens. По эргономике они очень схожи. Отечественные же ячейки в этом отношении настолько разные, что иметь в эксплуатации даже три их вида очень сложно. Причем речь идет не о ремонте, которым должен заниматься только специально обученный персонал, а просто об управлении ячейками. У всех разные схемы, разное расположение используемого оборудования и так далее.
То же самое можно сказать и об активно применяемых в последнее время блочных трансформаторных подстанциях. Многие компании подходят к их компоновке с точки зрения удобства производства, но никак не с позиции эксплуатации. К примеру, в некоторых РП высота кабельного этажа составляет 90 сантиметров. Монтер ползком должен в него проникать?
Казалось бы, что это мелочи, но это мелочи при изготовлении, а в эксплуатации от них может зависеть безопасность персонала и надежность энергоснабжения.
Вообще следует отметить, что рынок за последнее время насытился самым разным электрооборудованием. И должна все-таки, о чем я уже говорил неоднократно, появиться какая-то организация, которая займется сравнительным анализом преимуществ и недостатков оборудования различных производителей. И эта информация должна иметься в открытом доступе для любого эксплуатирующего предприятия. Пока же внедрение современного оборудования, технологий, материалов происходит только методом проб и ошибок.

РОССИЙСКИЙ СИП

– Когда мы вплотную начали заниматься внедрением СИП в сетях Кубани, то сами провода возили напрямую из Франции. Много с этим было сложностей, о которых сейчас даже вспоминать не хочется. Легче стало, когда «Симросс» организовал склад «Торсады» в России, но все-таки мы сильно рассчитывали на начало производства СИП в России.
Однако не все наши ожидания оправдались, хотя сейчас СИП выпускается множеством предприятий. Вроде бы и линии на наших заводах мало чем отличаются от западных, и специалисты не хуже, а качество провода, мягко говоря, хромает. А связаны проблемы российского провода с двумя основными аспектами.
Первый – качество российского алюминия. Именно из-за этого на отечественных кабельных заводах при производстве СИП вместо 12 навитых проводников (как у французской «Торсады») используется лишь 7, что сильно снижает пределы прочности провода. Когда я поинтересовался у главного инженера одного из заводов о причине этого, то получил ответ, что из нашего алюминия невозможно сделать жилы меньшего диаметра. В нем слишком большое содержание сурьмы, поэтому тонкие жилы просто лопаются.
Знаю, что «Москабельмет» связывался по этому вопросу с одним из поставщиков алюминия. Металлурги были готовы поставить алюминий лучшего качества, но при условии заказа минимум двухсот тысяч тонн. Естественно, что на этом переговоры закончились, – такого количества свободных финансовых средств у завода не было.
Второй аспект связан с изоляцией провода. Недавно наши специалисты монтировали линию с СИП и обратили внимание на то, что в некоторых местах жила просто не покрыта изоляцией. Начали разбираться, оказалось, что на линии производства провода отсутствуют ультразвуковые датчики, контролирующие толщину и равномерность наносимой изоляции. Почему?
Специалисты завода ничуть не удивились нашему вопросу и объяснили, что стоимость этих датчиков составляет чуть ли не четверть цены всей линии. Решили сэкономить. Но чем может обернуться такая экономия в эксплуатации, страшно подумать. Это на линиях с голыми проводами можно увидеть, что провод оборвался или они схлестнулись между собой. С СИП этого просто так не обнаружишь.
И так практически на каждом кабельном заводе можно найти какие-либо недостатки, сказывающиеся на качестве конечного продукта.
Еще одна история, связанная с СИП. В одном из российских городов я увидел линию с СИП зеленого цвета, что, честно говоря, меня сильно удивило. Ведь единственной защитой от ультрафиолетового излучения является сажа, и именно она, как известно, придает изоляции черный цвет. Оказалось, что под видом СИП этой эксплуатирующей организации продали провод с обычной виниловой изоляцией. С одной стороны, смешно, с другой – страшно подумать, что может произойти, ведь даже в стандартах на применение винилового провода прописано, что он должен быть защищен от прямых солнечных лучей.
Далее. Как-то я держал в руках красиво иллюстрированный буклет одного из российских кабельных заводов, рекламирующий «изолированный защищенный провод для линий электропередачи». Люди, выпускающие провод, не знают разницы между понятиями «изолированный» и «защищенный»? И при этом в буклете описывается, как изолированный провод ставить на изоляторы (?), какие просеки нужно делать для линий и так далее. И смех, и грех!
Что же касается арматуры для СИП, то я глубоко убежден, что пока российские производители не достигли того уровня качества изделий, который имеется у Simel или Ensto. И это при том, что многие отечественные изделия, и это никем не скрывается, являются «клонами» продукции ведущих западных компаний. Поэтому появление на российской территории заводов упомянутых фирм по производству арматуры для СИП я могу только приветствовать. А уж выбирать между французской или финской системами СИП – это прерогатива каждой конкретной сетевой организации, поскольку системы одинаково надежны, да и финансовые затраты на сооружение линий совершенно сопоставимы.

РЗА И АСУ

– Я понимаю, что мы должны уйти от применения электромеханических реле в цепях релейной защиты и автоматики. И причин для этого множество, начиная от температурного диапазона и заканчивая ненадежностью самих механических частей.
Cейчас на рынке существует большой выбор микропроцессорных релейных защит как западного, так и отечественного производства. Они надежнее, обладают множеством функций, недостижимых электромеханикой. Казалось бы, сомнениям их преимущества не подлежат.
Но при использовании микропроцессорных защит возникает вопрос совершенства самих подстанций. В Краснодаре широко применяются цифровые защиты серии Sepam. Они прекрасно выполняют свои прямые функциональные обязанности, отключают поврежденные присоединения и так далее.
Если же что-то случается с самой защитой, она выдает сигнал об этом. Но это всего лишь сигнал, который необходимо принять и передать оперативному персоналу. То есть диспетчер точно должен знать, что в конкретном РП сейчас защита не работает, и направить туда ремонтную бригаду.
Но узнает ли о произошедшем диспетчер? Учитывая, что в России 95% подстанций не оснащены устройствами телемеханизации, отсутствуют автоматизированные системы управлени, возникает вопрос: что делать? Ведь в таком случае все преимущества микропроцессорных защит сводятся на нет. Поэтому переоснащение подстанций – одна из главных задач, стоящих сейчас перед эксплуатирующими предприятиями.
Скоро мы введем в эксплуатацию первую в Краснодаре РП, которая будет оснащена всеми средствами телемеханики и телесигнализации. И на основе опыта ее эксплуатации будем модернизировать остальные подстанции.

СЧЕТЧИКИ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ

– Во Франции выпущена небольшая брошюра, в которой приведены схемы подключения узлов учета электроэнергии, воды и газа. Отдельно – для многоэтажных домов, отдельно – для частных строений и так далее. И все пользуются только этими схемами.
У нас же – кто во что горазд. Самое страшное, что в энергосбытах сейчас очень редко можно встретить технически грамотных людей, которые бы разбирались во всех проблемах, связанных с правильным применением приборов учета. Посмотрите, сколько способов хищения электроэнергии (от простых до самых замысловатых) выложено в интернете. И работник энергосбыта просто обязан знать как сами способы хищения, так и способы борьбы с ними. Но как воровали, так и воруют, а энергоснабжающие организации несут крупные убытки.
Несколько лет назад я, тогда еще главный инженер «Краснодарэлектро», вместе с начальником отдела метрологии и АСКУЭ Валерием Ковалевым посетил ставропольский концерн «Энергомера». Отмечу, что мы одними из первых в России начали массовое применение электронных счетчиков и, естественно, столкнулись с проблемами воровства электроэнергии. Приехали в Невинномысск с одной просьбой – сделать такой счетчик, который бы не позволял никаких махинаций. Вместе со специалистами завода придумали однофазный двухэлементный счетчик. Не буду объяснять принцип его работы, но суть состоит в том, что при попытке любого несанкционированного вмешательства в конструкцию электронного счетчика он просто начинает считать электроэнергию в два раза быстрее.
Сейчас в Краснодаре дома на нескольких улицах оснащены такими приборами учета, и попытки хищений практически прекратились.
Конечно, стоимость таких счетчиков выше, чем обычных. Но все счетчики являлись нашей собственностью, а не потребителей, и устанавливались за наш счет. И мы пришли к выводу, что за счет снижения коммерческих потерь электроэнергии наш проект в результате будет выгодным. Во Франции все счетчики принадлежат энергоснабжающим организациям. Счетчики должны принадлежать тому, кто продает электроэнергию, а не тому, кто ее покупает, – это принципиальная позиция. В России должна быть такая же ситуация, потому что сейчас в сетях страны установлено такое количество конструктивно разных счетчиков, что голова кругом идет.
Во времена СССР производством счетчиков электроэнергии занимались практически три завода – в Вильнюсе, Ленинграде и Москве. Они делали унифицированные, типовые счетчики. Сейчас же электронные счетчики изготавливает кто угодно. Если взять два разных счетчика, то даже провести однообразную оценку правильности их работы невозможно, потому что точки подключения у них отличаются. Для проверки первого необходима одна лаборатория, второго – другая. В стране должны быть четкие правила учета электроэнергии. Почему в той же Франции разрешены к применению лишь несколько типов счетчиков, а у нас официально зарегистрированы в Госреестре более трехсот? Невозможно проконтролировать, проверить и поверить все конструкции, поэтому и появляются брошюры типа «Тысяча и один способ хищения электроэнергии».

ПЛАТА ЗА ПОДКЛЮЧЕНИЕ И ТЕХУСЛОВИЯ

– В вашем журнале в конце прошлого года была опубликована очень грамотная и интересная статья Валерия Овсейчука о технологическом присоединении к электрическим сетям. В ней он приводит хороший пример Казахстана, где потребитель обеспечивает компенсацию затрат энергопередающей организации на возвратной основе. То есть он получает назад деньги, вложенные им в расширение и реконструкцию электрической сети, – пускай не сразу, а через какое-то время, но получает. Через льготы в тарифе, путем получения ценных бумаг энергоснабжающей компании или еще как-то. Так принято в мировой практике.
А что происходит в России? Везде говорят, что у нас чуть ли не по всей стране электроэнергия в дефиците. Это фантазия! Нехватка мощностей существует только в Москве, Петербурге и еще в паре регионов. И всё. На остальных территориях мы еще не вышли на уровень потребления электроэнергии 1991 года. Так что мощности у нас есть, но энергоснабжающие компании, ссылаясь на их нехватку, под эгидой платы за технологическое присоединение к электрической сети попросту присваивают себе деньги потребителей, развиваясь за их счет.
Параллельно возникают какие-то непонятные структуры, скупающие мощность на центрах питания, а потом продающие ее потребителям в два раза дороже. И это не голословное утверждение – знаю компанию, которая, не имея никакого отношения к «Кубаньэнерго», вовсю торгует электроэнергией в Геленджике, Сочи, Краснодаре. Есть постановление правительства, согласно которому проверкой подобных действий должен заниматься Ростехнадзор. Но он ничего не делает.
Не лучше ситуация и с выдачей технических условий на присоединение к электрическим сетям. Вот пример. Ведется строительство практически на окраине Краснодара. Строителям выданы техусловия, которыми предписывается протянуть кабель от центра питания, находящегося на очень приличном расстоянии. Придется пересечь железную дорогу, множество автомобильных, теплотрассу, линию электропередачи 110 кВ и т.д. Практически невыполнимая задача. При этом совсем недалеко от места строительства находится подстанция, которая, «по мнению» энергетиков, полностью загружена.
У меня же имеются другие сведения, более того, я в любое время могу проверить загрузку этой подстанции. И она, эта загрузка, даже в часы максимума составляет не более 45% мощности. Как тогда понимать позицию энергосистемы? Что это, как не выколачивание денег из потребителя любыми путями?
Читаем еще одни техусловия, выданные строителям жилого дома: «Предусмотреть АВР на стороне 0,4 кВ трансформаторов подстанции 10/0,4 кВ». Но ведь по всем правилам устройства автоматического включения резерва должны устанавливаться у потребителя. Сейчас не берем в расчет условие, если сама подстанция принадлежит потребителю, поскольку техусловия выданы, повторюсь, для жилого дома. А там потребителями первой категории, где должен стоять АВР, являются лифты и система пожаротушения. Почему же строители должны выполнять это абсурдное требование?
Кстати, в России не выпускаются надежные устройства АВР. А те, что имеются и установлены в жилых домах, вызывают немало нареканий у жильцов – сильно гудят. И зачастую «по просьбам общественности» электрики просто отключают эти устройства. А если кто-то застрянет в лифте? Об этом не думают.
Американцы выпускают прекрасное устройство АВР, которое лишено этих недостатков. Да, везти его из-за океана очень дорого! Но ведь российские заводы могут купить лицензию и производить его здесь. Это было бы идеальным решением.

НЕТРАДИЦИОННАЯ ЭНЕРГЕТИКА

– Недавно встречался с одним из руководителей нашего края и высказал ему предложение. В балке недалеко от Крымска находится водозабор, питающий водой Новороссийск, Геленджик и поселки побережья. Внизу – аэропорт, и от летчиков мы узнали, что на высоте от 50 до 100 метров дуют постоянные ветра, причем с довольно большой скоростью.
Две ветровые электростанции по три-четыре мегаватта полностью решат проблему обеспечения водозабора электроэнергией. При этом собственная энергия не будет дорожать, соответственно можно и не поднимать стоимость воды.
Руководство края заинтересовалось идеей, уже проведено несколько совещаний по ветроэнергетике. Однако в краевом бюджете денег на ветростанции не предусмотрено, поэтому решение проблемы пока застопорилось на поиске инвесторов для финансирования проекта. Хотя уже имеется определенный интерес к такому проекту со стороны иностранных компаний, занимающихся производством ветровых электростанций.

ОЛИМПИАДА – 2014

– Хочу немного отвлечься от обсуждения проблем электроэнергетической отрасли. Мне, человеку, всю свою жизнь прожившему в Краснодарском крае, очень жалко этот заповедный уголок – Красную поляну, где можно было действительно насладиться природой, воздухом незабываемой чистоты. Понимаю, что через несколько лет всего этого может уже не быть, так же как и медвежьего заповедника, деревень староверов и многого другого, что привлекало в это место людей, не обладающих тугим кошельком, но любящих красивые места.
Однако есть политическое решение о проведении Олимпиады, и его нужно выполнять. При этом не скажу, что в Сочи сейчас сложная ситуация с электроснабжением. Имеющихся мощностей пока вполне хватает, и даже с учетом строящихся олимпийских объектов разговоры о дополнительно необходимых 700 мегаваттах электроэнергии, по моему мнению, сильное преувеличение. Тем более что из изначально планировавшихся 78 объектов теперь в проектах остались только 59.
Сейчас потери электроэнергии в сочинском регионе составляют 32% – сумасшедшая цифра. Если ее привести в соответствие со средними по нашему региону 10-12%, то сколько же появится электроэнергии, которую можно будет использовать для электроснабжения олимпийских сооружений!
Имеется и еще одна проблема. На проведение Олимпиады выделены немалые деньги, которые стараются «освоить» в полном объеме. И получается, что проектами предусматривается строительство большего количества подстанций и питающих линий, чем это в принципе необходимо. Но можно, к примеру, проложить более мощные линии, соорудить более мощную распределительную подстанцию, к которой подключить большее количество потребителей. Но так как проектированием и строительством объектов занимаются разные организации, найти общего языка они или не могут, или не хотят.




Очередной номер | Архив | Вопрос-Ответ | Гостевая книга
Подписка | О журнале | Нормы. Стандарты | Проекты. Методики | Форум | Выставки
Тендеры | Книги, CD, сайты | Исследования рынка | Приложение Вопрос-Ответ | Карта сайта




Rambler's Top100 Rambler's Top100

© ЗАО "Новости Электротехники"
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции
При цитировании материалов гиперссылка на сайт с указанием автора обязательна

Segmenta Media создание и поддержка сайта 2001-2019