Новости Электротехники 2(116) 2019





<  Предыдущая  ]  [  Следующая  >
Журнал №5(23) 2003

Россия учла мировой опыт реформ. Насколько полно – покажет время

Путь реформам в электроэнергетическом секторе страны открыл пакет законопроектов об электроэнергетике, который президент России подписал в конце марта нынешнего года. К чему они приведут? Удалось ли авторам бархатной энергетической революции совместить все разумные доводы сторонников реформ и их оппонентов? Есть различные мнения на этот счет. Думаем, многим будет интересна точка зрения Эдуарда Николаевича Шаврова, который за 40 лет своей работы, пройдя все ступени в энергетической отрасли, досконально изучил ее проблемы, а в последние «предреформенные» годы руководил Департаментом электроэнергетики Минэнерго.

Несомненно, реформы в российской электроэнергетике нужны. Показатели отрасли скатились до уровня 1960–х годов, среднегодовые показатели ее развития сопоставимы с уровнем 1942 года, когда враг стоял у стен Сталинграда. Многомесячные споры по этому поводу были связаны только с выбором путей реформирования электроэнергетики.

Эдуард Шавров, инженер

100 лет по вертикали
Промышленной электроэнергетике немногим более века, и повсеместно, вплоть до 90–х годов прошлого столетия она развивалась как вертикально интегрированная монополия (во многих случаях находившаяся в государственной собственности), сосредоточившая в своих руках производство, передачу и распределение электрической энергии в рамках целых стран или отдельных их регионов.
Борьба с монополизмом в экономике началась при первых признаках его появления в последней четверти ХIХ века, а уже в начале ХХ века появилось антитрестовское законодательство. Его мощь постоянно нарастала, но энергетика устояла.
Почему же производство, транспортировка и сбыт практически всех товаров оказались разделенными, а электроснабжение оставалось монополизированным? Полагаю, что это связано с такими особенностями отрасли, как неосязаемость товара, больше похожего на услугу, одновременность его производства и потребления, специфичность транспорта. Кроме того, качество электроснабжения определяется всеми составляющими системы, включая потребителей энергии.
Попытки преобразования отрасли предпринимались. Так, в годы преодоления Великой депрессии, поразившей самую богатую страну мира США, вопрос о монополизме в электроэнергетике особенно обострился, но широкие «дебаты по электричеству» закончились принятием закона, согласно которому электроэнергетика осталась неразделенной. В начале 50–х годов в Японии провели демонополизацию электроэнергетического сектора, но не стали проводить опытов по разрушению вертикальной интеграции. Энергосистема Японии была разделена на 9 вертикально интегрированных компаний, которые сразу же были приватизированы.
Если бы мировая электроэнергетика, оставаясь вертикально интегрированной монополией, и работала успешно, то реформы в России были бы направлены к НЭПу – Наведению Элементарного Порядка.

Идеи демонополизации
В конце 80–х годов развитые страны мира вновь вернулись к проблеме демонополизации энергетического сектора. И не просто вернулись, а приступили к практическим реформам.
Пионерами в этом деле стали Англия и Чили. В силу финансовых затруднений в своих странах, администрации М. Тэтчер в Англии и А. Пиночета в Чили решили приватизировать электроэнергетику, находящуюся в государственной собственности.
Противники монополизма в отрасли немедленно предложили им идеологию приватизации, суть которой сводилась к тому, что на базе единого хозяйственного комплекса должна быть создана магистральная сетевая компания, а также несколько генерирующих и распределительных сетевых компаний, которые приватизируются.
По замыслу авторов программы реформирования, в сектор генерации электроэнергии и сбыта немедленно приходит конкуренция и в конкурентной борьбе собственники электростанций и распределительных сетей значительно снижают издержки производства, а следовательно, и тарифы на энергию.
Следует отметить, что, сохраняя вертикальную интеграцию, государство не оставило энергетику в покое. В отрасль пришла система государственного регулирования тарифов на энергию для частной энергетики.
В странах с частной энергетикой за монополиями стали закреплять зоны обслуживания, в которых они определялись ответственными за надежность энергоснабжения всех потребителей.
Договор энергоснабжения стал публичным. Всеобщей нормой ведения режима работы энергосистем стала экономичная диспетчеризация, суть которой за-ключается в том, что удовлетворение текущих потребностей в энергии постоянно должно осуществляться электростанциями с самыми низкими переменными издержками.
В силу ряда причин в зоне действия монополий в ХХ веке появились независимые производители энергии. Вся энергия, поставляемая ими в сети общего пользования, подлежала оптовой продаже монополистам. Однако, если мощности независимых производителей оказывались эффективнее мощностей монополистов, то они и подлежали первоочередной загрузке – в секторе производства электроэнергии появилась конкуренция.
Идея демонополизации электроэнергетики вызвала массу возражений в разных странах. Их суть сводилась к тому, что, по мнению противников демонополизации, это неизбежно должно привести к утрате ответственности энергетического сектора за системную надежность энергоснабжения и, кроме того, конкуренция сама по себе не может решить таких глобальных проблем, как, например, экологические.

Европейский и японский варианты
Замечу, что Европейский Союз, поддержавший сторонников демонополизации в энергетике, учел доводы оппонентов, и его Директива об общих правилах внутренних рынков от 1996 года не требовала разрушения вертикальной интеграции. Достаточно большое число независимых производителей позволяло провести первые этапы реформ путем освобождения их от обязательной оптовой продажи энергии монополистам, а монополиям предписывалось разделить учет затрат на составляющие, которыми стали генерация, услуги по передаче энергии и сбыт.
Суть Директивы сводилась к тому, что независимые производители, общая доля электроэнергии которых в энергосистемах близка к 30%, освобождаются от обязательной продажи энергии монополистам, в результате чего на рынке энергии появляется достаточно большое число поставщиков. После этого Директивой требовалось осуществить поэтапную либерализацию рынка энергии путем предоставления определенным группам потребителей права выбора поставщика.
В 1999 году это право получили потребители с годовым объемом потребления свыше 40 млн. кВт•ч энергии. В 2000 году такое же право было предоставлено потребителям с объемом потребления свыше 20 млн. кВт•ч. Для 2003 года были обозначены покупатели с потреблением свыше 9 млн. кВт•ч, а на 2006 год намечалась дальнейшая либерализация рынка.
В марте 2000 года первый этап либерализации рынка энергии провела Япония. Она разрешила выбор поставщика потребителям с нагрузкой 2000 и более кВт•ч на 20 кВ и более, оговорив, что на коммунально-бытовой сектор закон не распространяется. При использовании мощности 5000 часов в год это составит порядка 10 млн. кВт•ч энергии, что охватывает все три группы европейских потребителей.

Тарифы – индикатор структурных реформ
Естественно, что при разделении сектора производства энергии на несколько независимых производителей потребители, которым государство дает право свободного выбора поставщика, будут искать для себя самых эффективных по цене производителей энергии и тарифы для них должны значительно снизиться. Так оно и произошло.
Самым значительным примером, на мой взгляд, является снижение тарифов для промышленных предприятий в Германии. Специалисты объясняют это тем, что эта страна решила открыть рынок для всех потребителей сразу, отнеся к независимым производителям электроэнергии не только своих независимых поставщиков, но и всех зарубежных. В результате многие крупные потребители ушли с дорогого немецкого рынка угольной энергии на дешевый французский рынок атомной энергии и на рынки других стран. Никто пока не отменял закона сохранения энергии, суть которого, как говорил наш великий соотечественник, сводится к тому, что если где-то что-то убудет, то в другом месте это обязательно присовокупится. Однако в коммунальном секторе, оставшемся на общем рынке, тарифы практически нигде не возросли. Противники монополизма этим очень довольны и всё относят на результаты структурных реформ, хотя я полагаю, что это не совсем так.
Самым эффективным топливом в тепловой энергетике является газ. Он не требует дорогостоящей, как для угля, подготовки к сжиганию и улавливанию золы, серы и других вредных веществ, солидных площадей земли под складирование золы и шлака.
В Англии за последние два десятилетия доля газа при производстве электроэнергии увеличилась практически с нуля до 36%, применяются новые парогазовые технологии, эффективность которых как минимум на 10% выше традиционных.
Впечатляет в Англии и динамика изменения цен на газ. Его стоимость для энергетики постоянно снижалась и опустилась с 192,3 USD за 10 млн. ккал в 1986 году до 108,8 в 1999 году. При этом в коммунально-бытовом секторе цена газа всё это время имела тенденцию к росту, и, если за такое же количество газа в 1986 году она составляла 300 USD, то в 1999 году – 302 USD.
В других странах мира положение с газом было значительно хуже, и энергетические компании поднимали вопрос о повышении тарифов для коммунального сектора, оставшегося на общем рынке (например, Германия и штат Калифорния в США), но им этого не разрешили и они вынуждены были заняться поиском путей снижения издержек производства. Я думаю, становится ясно, что основной целью реформ в Европе и Японии является желание государства снизить в первую очередь ценовую нагрузку электроэнергетики для отраслей тяжелой промышленности с применением при необходимости защитных мер от повышения тарифов в коммунально-бытовом секторе.
Причина, как мне кажется, лежит на поверхности: отрасли тяжелой промышленности, являющиеся стратегическими в части обеспечения безопасности государства, вышли на предел снижения издержек производства и не могут конкурировать с аналогичными отраслями развивающихся стран с благоприятным климатом и дешевой рабочей силой. Анализ динамики изменения тарифов для различных секторов мировой экономики показывает, что при общем снижении тарифов повсеместно начался рост разницы в тарифах для промышленности и коммунально-бытового сектора – при достаточно большом снижении тарифов для промышленности тарифы для коммунальщиков если и снижаются, то медленно, а в ряде стран имеют тенденцию к росту. Оправдались сомнения скептиков и в части возможности внезапного кризиса. Такой урок преподнесла Калифорния. Имеются проблемы в Новой Зеландии и странах Скандинавии.
Но в целом мировая экономика стала гораздо стабильнее. Снижение тарифов на энергию в отраслях тяжелой промышленности позволило сохранить их практически без снижения числа рабочих мест. Полагая, что причиной негативных факторов являются некоторые ошибки, допущенные в ходе реализации программы реформ, мировое сообщество занято совершенствованием новой системы и продолжает работать в направлении дальнейшей демонополизации сектора производства энергии.

Российские реформы учитывают мировой опыт
Так как необходимость в реформе российской энергетики назрела в период активных действий мировой экономики по демонополизации сектора производства энергии и либерализации ее рынка, то проигнорировать мировой опыт Россия не могла.
Анализ мировых реформ показал, что основными причинами негативных явлений стали:
  • недостаточно четкое разграничение предметов ведения и полномочий между федеральным центром и регионами;
  • снижение вплоть до полной ликвидации резерва мощности, без которого нормальное энергоснабжение потребителей невозможно;
  • диверсификация бизнеса в энергетических компаниях с направлением прибыли в другие отрасли.
Что касается последнего, то на первых порах компании действовали без особого разбора, однако потеря управляемости привела к пересмотру этого положения и сегодня ими намечен путь превращения в крупные коммунальные компании, занимающиеся проблемами электро-, газо- и водоснабжения, а также утилизации отходов жизнедеятельности городов. Разработка пакета российских законов по реформированию электроэнергетики завершалась тогда, когда опыт мировых реформ был достаточно хорошо известен и все негативные моменты, имевшие место в демонополизированных мировых системах, были учтены. В необходимой мере или нет, покажет только время.
Сегодня вопрос уже практически решен. Принят пакет законопроектов, согласно которому за несколько лет российская электроэнергетика должна пройти путь реформ. Суть их, так же, как в странах Европы, Азии и Америки, можно коротко охарактеризовать как демонополизацию сектора производства электрической энергии и поэтапную либерализацию ее рынка.
С этой целью на базе магистральных электрических сетей, образующих ЕЭС России, создана Федеральная сетевая компания, доля государства в которой должна возрасти с 52% – нынешней его доли в РАО «ЕЭС России» до 75%.
На базе электростанций ЕЭС России, в состав которых входят электростанции, внесенные в ходе реформ 1992 года в уставный капитал РАО «ЕЭС России», государственные атомные электростанции и электростанции ряда независимых от РАО «ЕЭС России» компаний, образуется несколько генерирующих компаний.
Атомные электростанции при этом сливаются в единую компанию и остаются в собственности государства. В остальных генерирующих компаниях доля государства в них на этапе создания остается без изменения, а в дальнейшем снижается с увеличением его доли в Федеральной сетевой компании.
Аналогичные процессы должны произойти и в региональных энергосистемах, но здесь дела будут обстоять несколько иначе. Если, например, взять московскую и брянскую энергосистемы, то из генерирующих и сетевых компонентов АО «Мос-энерго» можно создать несколько крупных генерирующих компаний, а в брянской энергосистеме работают всего две небольшие электростанции времен реализации плана ГОЭЛРО. Поэтому вполне естественно, что при демонополизации сектора производства энергии в региональных энергосистемах должно будет пройти укрупнение генерирующих и сетевых образований.
Решением любой задачи является одна или несколько возможностей, полностью соответствующих всем ее условиям, и если бы условия экономических задач можно было определить и учесть в полной мере, то экономика уже давно была бы отнесена к точным наукам. Однако этого пока, к сожалению, не произошло.
Сегодня очевидно одно: законы по реформированию электроэнергетики должны отрегулировать отношения, связанные с производством, передачей, распределением и потреблением энергии в условиях рынка в энергетике. Их требования будут выполняться поэтапно, и в ходе каждого этапа будут возникать новые отношения, учесть которые при подготовке такой широкой программы просто невозможно. Поэтому правительство вместе со своими федеральными ведомствами должно быть в постоянной готовности к осуществлению необходимых корректирующих действий.

В ближайших номерах редакция планирует продолжить обсуждение реформ и познакомить читателей с иными точками зрения на процесс демонополизации российской энергетики.




Очередной номер | Архив | Вопрос-Ответ | Гостевая книга
Подписка | О журнале | Нормы. Стандарты | Проекты. Методики | Форум | Выставки
Тендеры | Книги, CD, сайты | Исследования рынка | Приложение Вопрос-Ответ | Карта сайта




Rambler's Top100 Rambler's Top100

© ЗАО "Новости Электротехники"
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции
При цитировании материалов гиперссылка на сайт с указанием автора обязательна

Segmenta Media создание и поддержка сайта 2001-2019