Новости Электротехники 2(128)-3(129) 2021





<  Предыдущая  ]  [  Следующая  >
Журнал №6(42) 2006

Э. Палей

О. Аношин

ЭЛЕКТРОТЕХНИЧЕСКИЙ РЫНОК РОССИИ.
ЗАСТОЙ ИЛИ ВРЕМЕННАЯ ПЕРЕДЫШКА?

Подвести итоги выставки, поделиться мнением о том, что нового и перспективного представили на своих стендах отечественные и зарубежные производители электротехнического оборудования, мы попросили наших постоянных авторов и давних друзей журнала – директора московского представительства компании «Таврида Электрик» Олега Анатольевича Аношина и ведущего специалиста ОАО «ПО Элтехника» Эдуарда Львовича Палея.
Однако наш разговор вышел за рамки обсуждения самой выставки и оборудования. Оба собеседника основное внимание уделили общим проблемам электроэнергетической отрасли России.

О ВЫСТАВКЕ И СЕМИНАРЕ

– Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями о прошедшей выставке и проведенном в ее рамках семинаре­конференции. На что Вы обратили внимание в первую очередь?

О. Аношин: Сначала отмечу, что считаю «ЛЭП» лучшей электроэнергетической выставкой в России, потому что она ориентирована именно на специалистов­энергетиков. На ней не представлены те направления – задвижки, лампы, насосы и прочее, на которые, по моему мнению, рассеивается внимание на многих других выставках той же тематики.
Теперь о впечатлениях, полученных в этом году. Экспозиция «ЛЭП­2006» произвела на меня достаточно удручающее впечатление, потому что прослеживается определенная стагнация технической мысли. Я как специалист по коммутационной технике могу сказать: не было сделано ни одного шага вперед.
Лидеры электротехнического рынка не показали никаких новых продуктов. Некоторые ключевые компании, например, ABB иSchneider Electric, в выставке не участвовали. Компании второго уровня, которые тянутся за ведущими концернами, представили много оборудования, но практически все производители сегодня просто копируют то, что делают лидеры. Новых путей никто не ищет. Это примерно тот путь, которым сейчас следуют, например, китайские и другие азиатские компании, пытающиеся повторить те продукты, которые пользуются спросом на рынке. А искать новые решения необходимо, иначе завтра прогресс остановится. Те, кто сегодня копирует лидеров, выпускают на рынок значительно более дешевые продукты, но не тратят ни копейки на развитие. А для того, чтобы что­то создать новое, необходимы большие инвестиции в научные исследования. И получается, что ведущие компании вкладывают в разработки огромные деньги, а потом кто­то заимствует эти решения и выпускает их на рынок в два­три раза дешевле.
В Европе в каждом секторе рынка имеется несколько ведущих компаний, и каждая вкладывает деньги в новые разработки. А в России – по одной в каждом направлении. «Таврида Электрик» тратит миллионы долларов на научные исследования. Кто еще сегодня инвестирует такие же деньги? «Энергомера»? Да, она лидер российского рынка в производстве счетчиков. «ЭКРА»? Но она также является отечественным лидером в производстве устройств релейной защиты.
Отмечу то единственное, что мне понравилось. Это стенд канадской компании, которая представила оптический трансформатор тока на высокие напряжения. Пускай пока это очень дорогой продукт, но направление крайне интересное. Электромагнитные трансформаторы тока и напряжения – уже устаревшие технологии. Пройдет буквально пять лет – и то, что сегодня представили канадцы, будет стоять на половине стендов выставки. Вся измерительная техника в ближайшем будущем станет работать по принципу оптической передачи информации.

Э. Палей: Если сравнивать «ЛЭП­2006» с другими крупными выставками, например, весенне­летними «Электро» и «Энергетика и Электротехника», то следует отметить, что здесь практически нет компаний­дилеров, фирм­перепродавцов. Только производители энергетического сетевого оборудования и специалисты проектных и научных институтов. Общаясь между собой, видя решения, предлагаемые одними и воплощенные другими, они смогут выработать концепцию развития электрических сетей. То, что у энергетиков есть своя выставка, имеет большое значение.
Однако на прошедшей выставке никаких перспективных разработок не было, производители представили только то, что у них есть на данный момент. Думаю, что это в определенной степени вопрос к организаторам, точнее к «ФСК ЕЭС», которая не поставила перед участниками задачу продемонстрировать свои достижения в разработке нового оборудования.

О. Аношин: На семинаре, традиционно проходившем в рамках выставки, меня неприятно поразило засилье выступлений с рекламой того или иного продукта. Если в позапрошлом году 50% докладов были нерекламными, в прошлом – 40%, то сейчас – максимум 10%. Именно поэтому конференция стала неинтересной, на ней практически не обсуждались вопросы общеэнергетического плана. Раньше подход к организации семинаров был иным. В начале конференции с заглавным докладом выступал человек, который являлся лидером определенного направления, говорил о тех проблемах, которые сегодня существуют. А все остальные доклады были по­священы обсуждению и развитию этой темы, поиску путей решения проблем. Надо сказать, что многие международные конференции, а также те, что проводятся в Новосибирске по перенапряжениям, по линиям электропередачи, сохранили такой подход.
Семинар, который прошел на «ЛЭП­2006», не поставил никаких целей. Заявлялась проблема энергообеспечения мегаполиса. Но ведущий не сказал практически ничего о конкретных вопросах.
А можно было, к примеру, начать так: «в этой области существуют следующие проблемы:
а) нехватка генерирующих мощностей;
б) нехватка распределительных сетей на уровне 110–220 кВ, чтобы довести эти мощности до конкретных районов мегаполиса;
в) ненадежность электроснабжения потребителей на уровне распределительных сетей 6(10) и 0,4 кВ;
г) неустойчивость работы всех трех направлений – генерации, передачи, распределения, и консолидация их между собой;
д) формирование тарифов и так далее.
А теперь давайте разбираться по каждому направлению и по консолидации усилий, направленных на решение одной задачи – обеспечения надежного электроснабжения мегаполиса».
Тогда и сама конференция получила бы определенную направленность. Но такого не было. И все последующие выступления никак не касались заявленной темы.

Э. Палей: На мой взгляд, абсолютно бесполезны семинары­конференции, которые проводятся на выставке в принятом формате: в день выступает по 30­40 человек, а значит, больше 10 минут на доклад организаторы не дают. За это время можно сказать только, что «у нас самое лучшее реле». А такие конференции не дают толчка к развитию.
Я убежден, что подобные семинары обязательно должны быть четко спланированы, как это делалось раньше. Сначала ставятся проблемные вопросы от имени потребителя, то есть эксплуатации, например, РАО «ЕЭС России»: приведены статистические данные по состоянию эксплуатируемого оборудования, по его надежности, по произошедшим авариям. Дальше должны выступать ученые: какие, по их мнению, существуют пути решения проблем, что необходимо сделать заводам­изготовителям энергетического оборудования. Затем очередь производителей: как эти решения воплощаются в жизнь. Только тогда подобные мероприятия будут иметь практический смысл.

ОБ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

– Бывший гендиректор ГУП ВЭИ В.Б. Козлов еще в 2001 году говорил, что «если в Россию будет поставляться в основном иностранное оборудование, российское энергетическое и электротехническое машиностроение будет разрушено полностью, российская наука будет не нужна. Россией будет утрачена национальная безопасность». Согласны ли Вы с этим?

О. Аношин: Сегодня в российскую энергетику активно внедряется западное оборудование. При этом мы забываем, что в подавляющем большинстве оно не соответствует российским ГОСТам, что грозит многими авариями. И почему­то никого это не волнует. Между темавторы ГОСТов разрабатывали их в соответствии с теми условиями эксплуатации, которые характерны именно для России. А это не только климатические условия, но и режимы заземления нейтрали, отличные от европейских стран, и многие механические требования.
В маркетинге есть два понятия – диктат потребителя и диктат производителя. По моему мнению, энергетический рынок России относится к понятию диктата потребителя. Это не соответствует национальным потребностям, национальной безопасности, но тем не менее потребитель всегда прав. Диктат производителя тоже может быть негативен с точки зрения возникновения монополий производителей. Яркий пример – отечественный автопром. Когда автомобильный рынок открылся, все поняли, какого отвратительного качества российские машины. Всегда нужно стремиться к достижению определенного консенсуса между производителями и потребителями, причем и те, и другие должны понимать, ради кого и ради чего они работают.
Еще со времен Советского Союза менталитет русского человека основан на преклонении перед всем западным. Бренд Siemens, ABB, Schneider Electric или какой­либо другой европейской компании довлеет над многими нашими потребителями. Априори западное лучше. При этом российский потребитель не верит, что отечественный производитель может сделать оборудование лучше, чем западный. Однако наши компании очень многое могут сделать не хуже, чем европейцы. Примеры в части релейной защиты – «Механотроника», «ЭКРА», «Радиус», которые активно работают над тем, чтобы превзойти по техническим, функциональным и качественным показателям европейскую релейную защиту. Наверное, необходимо время, чтобы потребители преодолели это преклонение перед Западом, а производители убедили потребителей в высоком качестве свой продукции. Но и медлить нельзя, ведь если рынок завоюют зарубежные производители, то завтра российские заводы можно будет закрывать.
Не зря в последнее время Президент России много говорит об энергетической безопасности страны, о том, что сегодня энергетический комплекс отстает от темпов развития самой страны. Но даже если завтра Россия начнет вкладывать огромные государственные ресурсы в энергетику, она не получит тех технологий, того оборудования, которые необходимы. Потому что сейчас мы за современные решения платим в два раза больше, чем та же самая Европа: не секрет, что стоимость практически любого европейского энергетического оборудования в России намного выше, чем в Европе.
Мы получили абсолютно зависимую энергетику, зависимую от частных людей. Да, идет реформирование энергетики, которое затеял Чубайс. С одной стороны, я преклоняюсь перед ним как перед менеджером, способным претворять в жизнь свои идеи. С другой стороны, я вижу те минусы, которые приносит это реформирование. Реструктуризация энергетики привела к тому, что государство потеряло свою власть над энергетическими компаниями. В «Ленэнерго» одна политика, в «Мосэнерго» – другая, в «Иркутскэнерго» – третья. К хорошему это разношерстье не приведет. Полностью потеряно техническое руководство энергетикой.
Франция не пошла на то, чтобы раздробить энергетическую отрасль, и оставила в стране единую энергетическую систему. В Германии работа энергетических компаний жестко регулируется государством. В США каждый отдельный штат имеет свою энергосистему, но при этом имеется Министерство энергетики страны, которое очень жестко регулирует взаимоотношения между этими системами. Если в том или ином штате возникает дефицит электроэнергии, то по приказу Министерства энергетики туда направляется энергия из других штатов, несмотря на все коммерческие потери. Все гидроэнергетические станции в США принадлежат государству. То есть имеется серьезное государственное регулирование энергетического комплекса и понимание того, что энергетика – это безопасность страны.

Э. Палей: Мы в свое время допустили огромную ошибку, когда бились за большой срок службы оборудования. Тем самым заморозили движение вперед, не разрабатывая в течение многих лет никаких новых продуктов и не развивая инженерную мысль. За это время было внедрено такое количество оборудования, что быстро заменить его на более совершенное стало большой проблемой.
Сейчас для эксплуатационного персонала перейти на новое оборудование трудно в большей степени психологически. Например, человек обслуживает 50 подстанций тридцатилетней давности. Появляется новая подстанция с другими техническими решениями, с иным оборудованием. Нужно учить документацию, разбираться с оборудованием, пытаться понять тонкости его работы. На всё это уходят силы, время и возникает вопрос: зачем? Эту психологию трудно перебороть, но необходимо.
Потребность энергетики в современном оборудовании постоянно растет. На предприятиях электрических сетей появились реальные деньги. Работы хватит всем заводам, при том что многие отечественные предприятия пока не готовы предложить рынку действительно качественное и надежное оборудование. Поэтому потребители часто просто вынуждены покупать западную продукцию. С другой стороны, я согласен с Олегом Анатольевичем, что техника зарубежных производителей зачастую не соответствует требованиям, предъявляемым нашей эксплуатацией. И периодические аварии, случающиеся у потребителей именно по этой причине, тому подтверждение.
Замечу, что РАО «ЕЭС России» должно требовать от энергетических компаний применения электрооборудования высокого технического уровня, а не просто замены устаревшего оборудования в определенных количествах.

ОБ ОБЪЕДИНЕНИЯХ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ

– Сейчас активно создаются объединения российских производителей электрооборудования с целью конкуренции с западными фирмами. Уже существуют «Высоковольтный Союз», «Глобал Инсулэйтор групп», Северо­Западная Ассоциация «Союзэнерго». Каким образом эта тенденция может отразиться на уровне оборудования?

Э. Палей: Нельзя производить и применять в 21­м веке оборудование разработки 40–50­летней давности. Ассоциации же позволят выпускать оборудование, имеющее высокий технический уровень. Этому будет способствовать объединение усилий проектных и конструкторских отделов.
Кроме того, возможно реальное снижение издержек производства. Например, в цехах одного предприятия, входящего в объединение, выпускать одни детали, в цехах другого – иные.
Кооперация, где все компании объединены единой технической политикой, выпуском идеологически однотипного оборудования, единой политикой продаж, поможет российским производителям составить реальную конкуренцию ведущим западным компаниям.
Может быть, чем­то придется пожертвовать. Например, если в объединение входят компании, выпускающие подстанции, необходима разработка единых схем построения этих подстанций и единых габаритов, ведь сейчас эти показатели у разных производителей не стыкуются между собой.

О. Аношин: Несколько крупных российских концернов могли бы лучше конкурировать на отечественном электротехническом рынке с западными фирмами, чем десятки и сотни разрозненных мелких российских компаний. Но для этого мы должны создавать объединения, которые бы позволяли нам инвестировать достаточно большие средства в разработку новых продуктов, способных быть как минимум наравне с европейскими по своим техническим характеристикам, безопасности и надежности, и при этом соот­ветствовать российским стандартам.

О СИСТЕМЕ НАПРЯЖЕНИЙ

– Проблема повышения надежности распределительных сетей в крупных городах за счет введения новых линий или перевода потребителей с 6–10 кВ на напряжение 20 кВ достаточно давно обсуждается на заседаниях и конференциях, посвященных электроэнергетическому комплексу страны. В Москве уже введены в строй такие объекты. Реально ли широкое использование этого опыта?

О. Аношин: Начнем с того, что напряжение 20 кВ сегодня не прописано ни в одном нормативно­техническом документе – есть 6(10), 35 кВ. Нет никаких требований к коммутационной аппаратуре, разъединителям, ОПН, кабелям, трансформаторам.
Второе. При использовании напряжения 20 кВ неизбежно встает вопрос режима заземления нейтрали. Поскольку нет отечественного оборудования на такое напряжение, возможно применение только западного оборудования, рассчитанного на заземленную нейтраль, а не на изолированную. Соответственно необходимо менять режим заземления нейтрали. Причем неважно, заземлена нейтраль через низкоомный резистор или через дугогасящий реактор. Но пока такое решение не принято.
Представьте себе ситуацию, что случается какая­нибудь авария в этих сетях, активно строящихся в Москве. Встает вопрос: кто виноват?
Проектировщик, который сделал проект, не основываясь ни на каких документах? Эксплуатирующая организация, которая заказала проект сетей на «незаконном» напряжении? Парадокс заключается в том, что сети 20 кВ де­факто существуют, а де­юре их нет.
Я многим задавал вопрос: как быть? Мне отвечают, что через пару лет нормативные документы изменят и узаконят 20 кВ. Но через пару лет уже поздно будет, да и как сейчас быть с теми сетями 20 кВ, которые уже строятся? Давайте определимся: или развиваем сети 20 кВ по европейским технологиям и тогда будем использовать стандарты МЭК, или срочно готовим свои стандарты. Или это будет что­то другое? «Таврида Электрик» уже сейчас готова начать выпуск оборудования на 20 кВ для российских сетей. Только по каким документам?
Если же уйти от стратегических нюансов, то 20­киловольтные сети для мегаполисов – спасение, тот класс напряжения, который должен быть сегодня в больших городах. И в этом бывшая Кабельная сеть «Мосэнерго», а именно Степан Никифорович Тодирка абсолютно прав. Как и в том, что в свое время начал «насильственно» насыщать московские городские сети кабелями с полиэтиленовой изоляцией, потому что в мегаполисах использование масляных кабелей с их вечными проблемами – ненормальная ситуация.

Э. Палей: Весь мир старается переходить на применение более высокого напряжения в распределительных сетях. Чем выше напряжение, тем меньше токи короткого замыкания, меньше нагрузка на оборудование, то же самое сечение провода позволяет пропустить большую мощность. Это колоссальная экономия, огромное снижение потерь электроэнергии.
Но необходимо переходить на другой режим заземления нейтрали. Поэтому необходима серьезная подготовка к переводу сетей на 20 кВ. И заниматься этим в первую очередь должны инженерные кадры, а не руководители сетевых компаний.

ОБ ОБОРУДОВАНИИ

– Хотя в начале нашего разговора вы оба отметили, что глобальных новинок не было, но все же определенные тенденции наверняка можно отметить.

КРУ

О. Аношин: Практически все представленные на выставке ячейки КРУ являются кассетными. Но разве можно назвать современной разработку концерна ABB 15­летней давности?
Давайте заглянем в историю конструкции ячеек. В свое время почти все распределительные устройства были бетонными, со стационарно установленными выключателями, разъединителями и так далее. При этом ремонт выключателя, его обслуживание, замена масла приводили к необходимости отключения фидера и соответственно к «потере» потребителя. Встал вопрос, как минимизировать время отключения. Появились так называемые ячейки выкатного типа. При проведении регламентных работ с выключателем выкатывается тележка, вместо нее закатывается другая… Хорошее решение, но оно основано на необходимости обслуживания выключателя – замене масла, регулировке привода и так далее. Сейчас мы живем в 21­м веке, и современные коммутационные аппараты не требуют обслуживания на протяжении всего срока службы. Тогда зачем выкатной элемент? Пусть выключатель будет стационарным.
То же самое можно сказать и о кабельных отсеках. Когда кабельные муфты были крайне ненадежными, нижний кабельный отсек был нужен для их ремонта и замены. Но сегодня они надежны. Тогда зачем кабельный отсек?

Э. Палей: Согласен, что ячейки со стационарно установленным оборудованием лучше. Но исходить нужно из надежности комплектующих. В ячейке, как и в человеке, всё должно быть прекрасно: хорошие контакты, качественные и надежные трансформаторы тока и выключатели, не требующие никаких регулировок или обслуживания. Зачем предусматривать к ним доступ? Необходимо снижать эксплуатационные затраты.

КОММУТАЦИОННЫЕ АППАРАТЫ

О. Аношин: Сейчас даже мировые лидеры не могут предложить оригинальные решения в коммутационных аппаратах – по приводу, по вакуумным камерам. Все улучшения больше связаны с внешним дизайном выключателей.
Выставка отражает определенную ориентацию Москвы на пружинный привод выключателей. А к мнению московских энергетиков прислушиваются во всей России. Скажем, из 11 компаний, которые представляли КРУ, 7 компаний представили ячейки с пружинно­моторным приводом. Такая концепция была принята на Западе на протяжении многих лет, и сейчас она начинает достаточно серьезно влиять на Россию.
У пружинно­моторного привода есть определенные плюсы. Если электромагнитные приводы требуют ток включения из оперативных цепей примерно на уровне 30–50 А, то пружинно­моторные приводы – только 3–5 А, то есть в 10 раз меньше. Соответственно оперативные цепи низкого напряжения, которые обслуживают приводы выключателей, не должны быть мощными – это первое серьезное преимущество пружинно­моторных приводов.
Второе – возможность ручного включения. Оперативные цепи или питание собственных нужд подстанций могут «погаснуть» по какой­то причине, и возможность ручного включения всегда была элементом надежности электроснабжения.
При этом у пружинно­моторных приводов есть много недостатков. Один из самых серьезных – зависимость от климатических условий. Многие зарубежные выключатели сегодня гарантированно могут работать до –5, в редких случаях до –15ОС. И это предлагается для России с нашим климатом? Соответственно нужен обогрев подстанций, который осуществляется за счет электрической энергии. Если «гаснет» подстанция, отключается и обогрев. А как потом включить замерзший аппарат? Вручную – невозможно. Поэтому, например, «Лукойл» при строительстве ПС на своих месторождениях требует, чтобы для питания собственных нужд предусматривался резервный дизель­генератор. Тогда при полном отключении ПС не замерзнет релейная защита, коммутационные аппараты, изоляция и так далее.

РЕЛЕЙНАЯ ЗАЩИТА

Э. Палей: Новое, что я для себя отметил, это продукция компании «Парма­Прот». С первого взгляда неплохие устройства, но нет никакого опыта эксплуатации. Чтобы активно предлагать их на рынке, нужно провести МВК. Пока не соберется команда специалистов, не посмотрит устройства, не выскажет свои замечания и предложения, продвижение будет затруднено.
В остальном ничего нового нет, хотя в релейной защите что­то новое придумать очень трудно. Есть пока теории, но они не реализованы в конкретных изделиях.

Во время работы выставки нам удалось пообщаться со специалистами по другим видам электрооборудования. Нужно сказать, что их мнения практически совпали с мнениями наших основных собеседников. Так, не было замечено принципиально новых изделий ни в области трансформаторостроения, ни у производителей ОПН, ни среди изготовителей кабельно­проводниковой продукции.
Остается надеяться, что электротехнические компании взяли лишь небольшую передышку перед серьезным прорывом в разработке и производстве современных видов оборудования и представят их на следующей выставке «Электрические сети России», которая состоится с 4 по 7 декабря 2007 года.





Очередной номер | Архив | Вопрос-Ответ | Гостевая книга
Подписка | О журнале | Нормы. Стандарты | Проекты. Методики | Форум | Выставки
Тендеры | Книги, CD, сайты | Исследования рынка | Приложение Вопрос-Ответ | Карта сайта




Rambler's Top100 Rambler's Top100

© ЗАО "Новости Электротехники"
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции
При цитировании материалов гиперссылка на сайт с указанием автора обязательна

Segmenta Media создание и поддержка сайта 2001-2021