Новости Электротехники 2(116) 2019





<  Предыдущая  ]  [  Следующая  >
Журнал №6 (84) 2013 год     

События • Совещание

В 2006 году в России появилась общественная организация – клуб распределительных сетей «Электрополис». Ее главной задачей стало создание профессиональной дискуссионной платформы для обмена передовыми технологиями и опытом
в области технической политики, эксплуатации и проектирования распределительных сетей в России и за рубежом.
Членами клуба «Электрополис» являются более 80 человек – руководители и технические специалисты ведущих сетевых предприятий и проектных институтов различных регионов России. Каждый год они собираются в одном из регионов России и обсуждают насущные вопросы, касающиеся распределительных сетей.
Сейчас в центре внимания Клуба находятся проблемы, связанные с энергосбережением и модернизацией электросетевого комплекса страны. В 2013 году ежегодное общее собрание клуба «Электрополис» состоялось в начале декабря в подмосковном поселке Нахабино.
Два дня энергетики обсуждали ситуацию, сложившуюся в настоящее время в электроэнергетической отрасли, предлагали пути решения проблем, часто ссылаясь на зарубежный опыт.
Об этом – в нашем материале.

10 ЛЕТ РЕФОРМЫ ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКИ
Плюсы и минусы

Подготовил Валерий Журавлев, «Новости ЭлектроТехники»

ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ

«Распределительные сети России: ускорители прогресса и факторы торможения» – именно так называлось пленарное заседание Клуба, которое открыл президент клуба «Электрополис», советник по взаимодействию с органами государственной власти Schneider Electric Валерий Саженков:

– Сегодня в России много говорится о системе управления электросетевым комплексом, об организационной стороне, о тех технических проблемах, которые имеются в настоящий момент, о регулировании тарифов, о привлечении частного капитала в электроэнергетику.

10 лет исполнилось знаменитому Федеральному закону № 35-ФЗ «Об электроэнергетике». Вчера на открытии выставки «Электрические сети России – 2013» председатель Комитета по энергетике Госдумы Иван Грачев сказал, что по многим показателям, которые касаются распределительного комплекса, реформа энергетики не получилась. Предлагаю эти темы затронуть и на нашем заседании.

Александр Маслов, председатель экспертной секции «Электрические сети» Комитета по энергетике Государственной думы РФ, выступавший первым, отметил, что с начала реформы энергетической отрасли в России прошло десять лет. Инвестиции в нее за это время составили почти триллион долларов. Но практически все они были вложены в генерацию и «большую» энергетику (напряжением 220 кВ и выше).

– Распределительные сети от реформы не получили ничего, кроме того что в результате приватизации в России появилось 3600 территориальных сетевых организаций – сумасшедшая цифра, от которой мы, потребители, получили только рост тарифов на электроэнергию при полной неуправляемости деятельностью этих предприятий.

Говоря о «неуправляемости», Александр Маслов имел ввиду, что сетевые стандарты определяет и их соблюдает только одна структура – «Российские сети», которая обслуживает в конечном итоге 40% бытовых потребителей в стране. Остальные 60% потребителей обслуживаются территориальными сетевыми организациями разных форм собственности, которых постановления Правительства РФ, написанные для вертикально структурированной компании «Российские сети», никаким образом не касаются. Соответственно такие потребители не получают всего объема услуг, которые им положены по Постановлениям Правительства РФ № 861, № 1178 и другим.

Отдельно Александр Маслов остановился на вопросе продажи электроэнергии потребителю. По его мнению, понятие «гарантирующий поставщик» в России слишком абстрактно. Компания с аббревиатурой ГП перед названием, как и любая другая сбытовая организация, совершенно не гарантирует потребителю надежность поставки электроэнергии.

– По моему мнению, гарантирующим поставщиком может являться только государство в лице сетевой компании.

Сбыт – это посредник между потребителем и энергоснабжающей компанией. Он навязывает свои условия бытовому потребителю, у которого иного выхода кроме как согласиться на предложенные условия, нет. Такая ситуация кому-нибудь нужна, кроме самого сбыта? Поэтому убежден, что необходимо вернуть сбытовые функции энергоснабжающим организациям.

В своем выступлении Александр Маслов в шутку (хотя воспринять серьезно тоже можно) предложил разделить потребителей электроэнергии в России на три группы: счастливые, не совсем счастливые, совсем не счастливые.

К первым относятся те, кто подключен к сетям, находящимся в региональной или федеральной собственности. Этот потребитель может потребовать от сетевой компании выполнения всех услуг, которые касаются электроэнергетической отрасли, в определенные сроки и за установленные цены. То есть объема услуг, прописанного в документах, касающихся электроэнергетики России. Любое отклонение может быть оспорено в суде, и в подавляющем большинстве иски потребителей будут удовлетворены.

Ко вторым относятся потребители, подключенные к сетям, которые находятся в собственности территориальных образований. По ФЗ №131 каждая деревня, поселение, муниципальное образование и т.д. могут иметь собственные сети и соответственно свои стандарты и законы, по которым будут снабжаться потребители. Такие потребители имеют хоть какую-то защиту, поскольку могут обратиться к главе администрации поселения.

Третьи – это потребители, услугу по электроснабжению которым оказывает частная компания, которая в свое время смогла купить участок линии или ТП, а теперь называется территориальной сетевой организацией (ТСО). Для них не писаны никакие законы, кроме закона дикого рынка, который они и диктуют потребителю. И защиты у последнего нет никакой.

– Если же говорить о тарифообразовании, то, я считаю, что принятая в России система попросту неработоспособна, то есть не отражает реального положения дел. Фактически тариф дается по договоренности через определенные политические рычаги. Регуляторы пытаются его усреднить, то есть сделать ниже, чем просит энергетическая компания, но выше, чем хотел бы потребитель.

Юрий Лебедев, заместитель генерального директора МРСК Урала, рассказал о том, что его компания получила от реформы электроэнергетики. Единственным плюсом он назвал получение внятной инвестпрограммы. Далее он рассказал о недочетах реформы.

– Сейчас мы несколько ограничены в управлении своими сетями – по законодательству это является прерогативой Системного оператора. Но ответственность, в том числе и социальную, за электроснабжение несем мы, а не Системный оператор или его региональные диспетчерские управления. На мой взгляд, управление региональными сетями (не будем обсуждать рынки энергии и мощности) должно быть функцией региональных сетей.

Как сказал Юрий Лебедев, вариант решения данного вопроса может заключаться в создании региональных Центров управления сетями (ЦУС). Подобные структуры уже созданы в МРСК Урала. Как вариант, он предложил передать им соблюдение и ведение диспетчерских графиков.

– ЦУС владеют ситуацией в данном регионе, поэтому им проще выстроить реальные графики потребления электроэнергии, определить возможности переброски мощностей из одного узла в другой, планировать регулирование. Затем графики могут собираться в центре Системного оператора для выработки стратегия дальнейшего управления.

Далее выступающий остановился на разделении магистральных сетей, когда несколько лет назад сети 110 кВ остались в ведении МРСК, а линии 220 кВ и выше стали собственностью ФСК.

– Само разделение электрических сетей в период реформирования на магистральные и распределительные было во многом искусственным. Из-за преобразований наши предприятия заметно «отдалились» друг от друга. А отсутствие плотных производственных связей – это просто недопустимо в энергетике. Специфика работы энергетических предприятий такова, что они все равно находятся в едином производственном процессе, а лишние административные барьеры только мешают. Сейчас мы, несомненно, стали намного ближе.

Юрий Лебедев также отметил, что уровень знаний персонала и процесс становления инженеров до реформы был более эффективен. Все дело в том, что специалисты, которые трудились в единой энергосистеме, в частности в сфере распределения электроэнергии, владели знаниями функционирования сетей от уровня напряжения 0,4 кВ до 500 кВ и выше.

– В единой энергетике персонал в большинстве случаев проходил все ступени карьерного роста: человек начинал, скажем, электромонтером электроустановок 0,4 кВ, затем по ступенькам (пропустим многие из них) вырастал до релейщика, обслуживающего объекты 110–500 кВ, либо начальника цеха, либо диспетчера, который проходил стажировку, в том числе на объектах напряжением 220 и 500 кВ. Широта знаний функционирования системы более чем полезна.

Валерий Демченко, директор краснодарского НПК «Электрокомплекс»,
попробовал объяснить сложившуюся сейчас ситуацию в электроэнергетике, как очень похожую на ту, что была в жилищно-коммунальном комплексе страны.

– Когда государство взяло на себя обязанность «помочь» жителям в ремонте квартир, кровли, замене лифтов, им была поставлена задача: дом должен находиться в организации, которая имеет статус акционерного общества. Что произошло в дальнейшем? Образовалось огромное количество ОАО и ЗАО, тарифы для населения выросли в два-три раза, что неудивительно, поскольку любое акционерное общество должно иметь определенную прибыль, и чем она больше, тем лучше для акционеров. Сдерживать аппетиты этих ОАО и ЗАО никто не стал, да и не мог, поскольку не было, как нет и сейчас, законов, определяющих порядок деятельности подобных организаций.

То же самое произошло в электроэнергетике после принятия Закона № 35-ФЗ, в котором никак не были определены порядок действий при приватизации объектов электроэнергетики, сферы ответственности будущих владельцев сетевых объектов и т.п.

Далее Валерий Демченко привел один пример. Все электрические сети Краснодара были выкуплены «Независимой электросетевой компанией» (НЭСК). Он не стал останавливаться на вопросе, от кого она не зависит, но акцентировал внимание присутствующих на том, что все распределительные электрические сети немаленького города обошлись НЭСКу всего в 465 миллионов рублей, т.е в стоимость одного многоэтажного жилого дома.

– Затем цена на электроэнергию начала расти как на дрожжах, инвестиционная составляющая в тарифах использовалась непонятно как и непонятно куда…

И сейчас никто не может спросить хозяев НЭСКа: на что вы потратили полученные от потребителей деньги? Что из современного оборудования вы купили, какие объекты реконструировали, какие построили? Нынешним законодательством подобные вопросы не предусмотрены.

Михаил Линт, эксперт научно-технического центра Холдинга МРСК,отметил, что путь, которым сейчас проходит электросетевой комплекс России, не очень отличается от того, который прошли многие страны. Просто наша страна отстает по времени реформирования.

– Похожая ситуация была в Германии: волна приватизации сетевого комплекса, появление как больших, так и маленьких компаний, надежды на рынок, конкуренцию, избавление от регулируемого тарифа, стабилизация цены на киловатт-час и так далее.

Через несколько лет пришло осознание, что ничего не получилось в результате реформы: электроэнергетика просто перестала развиваться, тарифы на электроэнергию только повысились…

Выступавший рассказал о тех шагах, которые были предприняты в Германии.

Первый – принят Сетевой кодекс, согласно которому любая сетевая компания, независимо от формы собственности и размера, обязана подчиняться принятым на государственном уровне нормативно-правовым актам.

Второе – были приняты решения по усилению законодательного регулирования деятельности сетевых организаций и тарифообразования.

Третье – государство дало карт-бланш наиболее крупным сетевым компаниям на возможность покупки более мелких путем налоговых послаблений. В результате сейчас в Германии работают шесть крупных распределительных компаний (а не одна, что в качестве предложения рассматривается в настоящий момент в России).

По мнению Михаила Линта, это было сделано для того, чтобы все-таки сохранить конкуренцию, а потребитель мог сравнить деятельность этих организаций при выборе поставщика электроэнергии.

Остановился выступающий и еще на одной теме – управление энергетикой.

– Как говорят с высоких трибун, системный оператор отвечает за надежность нашей энергосистемы, при этом он отделен от экономической деятельности энергоснабжающих организаций, что прописано и в наших законах. Но, на мой взгляд, надежность и экономика не могут разделяться. Это привело к тому, что мы имеем сейчас – плохую экономику при неизвестной, точнее, плохой надежности.

По словам Михаила Линта, в подавляющем большинстве стран системный оператор и крупная сетевая компания – это одно и то же лицо. В частности в Австралии, опыт энергосистемы которой достаточно познавателен.

– После приватизации энергосистемы, когда стала очевидной ошибочность этого шага, государство предприняло попытку выкупить сети у частных владельцев и передать их в одни руки. Но не получилось. Тогда государство пошло на другой шаг: законодательно запретило владельцам эксплуатировать сети. Я утрирую, конечно, но звучало это примерно так: «вы можете владеть чем угодно, хоть одним изолятором, хоть крупной сетью, но вы не имеете права заниматься оперативной деятельностью по управлению и эксплуатации».

Сейчас в Австралии существует компания (она была выбрана по тендеру под контролем государства), которая эксплуатирует весь сетевой комплекс страны, ведет свою техническую политику и так далее. Владельцы участков электрических сетей получают от нее арендную плату с определенной прибылью, норматив которой опять же утвержден правительством страны.

Подводя итог своему выступлению, Михаил Линт отметил:

– Мы, энергетики, сейчас очень много слышим критики в свой адрес. В какой-то степени это правильно. Но мы учимся на чужом опыте (а разве это плохо?), и этот опыт нужно переварить, понять плюсы и минусы того или иного решения, найти оптимальный для России вариант.

Безусловно, есть необходимые действия, которые нужно предпринять в ближайшее время: введение Сетевого кодекса, более жесткого, но в то же время открытого регулирования тарифообразования, прозрачной финансовой политики со стороны всех энергетических компаний.

Право заключительного выступления на пленарном заседании было предоставлено Жану-Луи Стази, президенту компании Schneider Electric по России и странам СНГ.
– Все понимают, что нужны огромные инвестиции для модернизизации существующего электросетевого комплекса. Проблем слишком много, а государственные средства ограничены и год от года ситуация не улучшается.

Сегодняшний диалог представителей власти, сетевых компаний, потребителей только подтвердил то, что для воплощения идеи надежного и качественного электроснабжения пока не хватает одного – финансовых парт-неров, банков, которые будут вкладывать инвестиции в долгосрочные проекты. Также нужно продумать схемы внедрения таких инструментов, как энергосервисные контракты, модель передачи сетей в концессию, доверительное управление.

АКВАРИУМ

Организаторы решили разнообразить формат заседания и предложили новую форму обсуждения актуальных проблем электроэнергетики. Назвали эту дискуссионную платформу «аквариумом», в котором плавают три «акулы» (первая «акула» – сетевая компания, вторая «акула» – представитель потребителя, третья «акула» – власть), а на съедение им были брошены определенные темы – «рыбки». При этом остальные участники заседания – слушатели имели возможность в любой момент подключиться к обсуждению и стать еще одной «акулой» в «аквариуме».

Первоначально «акулами» выступили:

  • Олег Мошинский, директор «Свердловэнерго», заместитель генерального директора МРСК Урала;
  • Михаил Бернер, советник генерального директора по вопросам энергетики компании «Технополис», г. Москва;
  • Александр Маслов, руководитель экспертной секции «Электрические сети» при председателе Комитета по энергетике Госдумы Федерального собрания РФ.

«Рыбками»-темами стали:

  1. Правила технологического присоединения;
  2. ФЗ №35 и его влияние на распределительные сети;
  3. Территориальные сетевые организации, их необходимость.

Каждая «акула» высказывалась по предлагаемой теме, поэтому приведем только наиболее интересные, на наш взгляд, мнения.

«Рыбка» первая. Правила технологического присоединения

Для обсуждения Валерием Саженковым были предложены следующие подтемы: «Право клиента на услугу», «Ограничения и злоупотребления со стороны энергоснабжающих и сбытовых организаций», «Прозрачность процедур, коррупционные риски», «Льготное присоединение».

Первым слово взял Олег Мошинский.

– Сетевая организация, в частности «Свердловэнерго», на сегодняшний день открыта со всех сторон. Проверить нашу деятельность может любая контролирующая организация, – это и органы надзора, и налоговые органы, регуляторы и прочие. Мы обязаны реагировать на все обращения внешних контролирующих органов, что порой отвлекает от прямых функциий сетевой организации.

Далее Олег Мошинский остановился на предложенной спикером теме. По его мнению, средства, предусмотренные тарифом на компенсацию выпадающих доходов от технологического присоединения льготной категории заявителей в тарифе на услугу по передаче электрической энергии, не покрывают фактическую потребность в них.

– Сейчас мы присоединяем примерно половину потребителей, подавших заявки. Больше просто не имеем возможности. Почему – объясню на цифрах. Присоединение до 15 кВ, за которое клиент платит 550 рублей, сетевой компании обходится в 125–135 тысяч рублей. Сюда входит стоимость землеоотведения, проекта электроснабжения, материалов, зарплата специалистов и т.д. Разница, думаю, понятна. Как мы должны компенсировать эти выпадающие доходы? В законах сказано – через тариф. Но РЭК компенсирует только плановые выпадающие доходы, которые по факту больше в два–три раза. Скажу, что выпадающие доходы в 2012 году у «Свердловэнерго» составили 318,4 миллиона рублей, а тарифная компенсация – 94,7 миллиона. В 2013 году выпадающие доходы – 402 миллиона, компенсация – 159 миллионов. Разницу мы вынуждены покрывать за счет привлечения кредитов.

Олег Мошинский предложил внести поправки к законодательным актам, касающихся технологического присоединения к электросетям.

– Необходимо ввести ответственность потребителя за запрашиваемую, но не используемую мощность. Если в течение трех лет потребление электроэнергии не началось, то клиент должен будет вернуть сетевой организации те финансы, которые она потратила на подключение этого потребителя.

В этот момент из зала в «аквариум» заплыла еще одна «акула» – Михаил Линт. Льготное присоединение, по его убеждению, – глубочайший анахронизм, не имеющий никакого отношения к социальной сфере.

– Мы достаточно давно живем в рыночном обществе и прекрасно понимаем, кому нужны эти 15 кВ. Бабушке, живущей на пенсию? Конечно, нет. Такое подключение нужно тому, кто ведет новое строительство или расширяет свой участок. Далее возникает вопрос: почему он платит достаточно большие деньги строителям, «Газпрому» за подведение газа, коммунальщикам за проведение водоснабжения и канализации, а энергетики должны подключить такого потребителя всего за 550 рублей.

Думаю, норму льготного присоединения необходимо исключать из законодательства.

Затронул Михаил Линт и вопросы о сроках подключения крупных потребителей к сетям. По его мнению, те сроки, которые предписываются нормативными документами, выдержать очень сложно. Он привел показательный пример.

– В скандинавских странах в среднем на строительство подстанции или серьезной линии электропередачи уходит 4–5 лет. Из них минимум два года занимает подготовительный период: согласование с землепользователями или землевладельцами, по чьей территории пройдет линия, проектирование самой линии и так далее. Только после этого начинается само строительство, которое, опять же, займет еще два-три года.

Никаких конкретных сроков подключения крупного потребителя в европейских странах не существует.

Предыдущего выступающего поддержал и Александр Маслов, который сказал, что вопросы, касающиеся технологического присоединения, определены постановлениями правительства РФ.

– Но это не законы. Законы принимает Государственная дума. Статус разных постановлений правительства намного ниже. Постановления № 861, 1178, 915 и др. определяют сроки подключения потребителя. Они составляют от полугода до полутора лет в зависимости от запрашиваемой мощности, возможности подключения.

По его мнению, есть Гражданский кодекс, Градостроительный кодекс, являющиеся Законами Российской Федерации. По ним оформление земли для строительства электросетевых объектов может занять до трех лет. А потребителя сетевая организация должна подключить через полгода-год. Как это возможно, даже если необходимо подвести энергию только к одному дому?

– В ФЗ №35 не прописано, что является линейным объектом, что – движимым, что – недвижимым. В законе об электроэнергетике для данной ситуации ничего не сказано, поэтому энергоснабжающие организации находятся в ситуации, когда они, с одной стороны, должны соблюсти постановление правительства, а с другой – не нарушить при техприсоединении законов РФ.

Вернемся к сбытовым компаниям, то есть к вопросу. о том, кто может быть гарантирующим поставщиком. Крупному потребителю выдаются технические условия на присоединение. Но они, эти ТУ, по моему глубокому убеждению, должны являться составной частью электрической схемы развития территории, заказчиком которой может быть не кто иной, как государство или уполномоченные им компании.

Остановился Александр Маслов и еще на одной «рыбке»: «Прозрачность структуры и коррупционные риски».

– Коррупционных рисков, как таковых, уже нет. В «Россетях» всё заурегулировано и не дай бог кому-то за что-то взять... А в остальных ТСО, которые, напомню, обслуживают 60% потребителей, то, что многие называют злоупотреблениями или коррупцией, – это бизнес, не запрещенный и никаким образом не отрегулированный российскими законами. И пока наше правительство, наши законодатели не решат вопросы соблюдения баланса в цепочке «сбыт – снабжение – потребитель», ничего не изменится.

К обсуждению темы присоединился Михаил Бернер,который отметил, что необходимо срочно разрабатывать новые нормативные акты, касающиеся техприсоединения.

– Постановление Правительства РФ № 861 написано почти по Лермонтову: «...Смешались в кучу кони, люди...». Так и в нем: 15 киловатт, 150 киловатт, 670 киловатт и выше законодатели попытались совместить в одном документе, написанном бюрократическим языком, в котором мало кто из энергетиков может разобраться.

По мнению Михаила Бернера, необходимо разработать отдельные нормативно-правовые документы по присоединению потребителей до мощностью до 15 киловатт, до 150 киловатт и свыше этого значения. Для каждого значения нужно предусмотреть разработку правил и схем присоединения. В связи с этим изменений требуют и Правила недискриминационного доступа.

В этом материале мы не успели обсудить остальные темы «Аквариума», проблемы электроснабжения крупных городов, а также раскрыть причины, по которым сети «Томской распределительной компании» были отданы в управление французским специалистам из Electricite Reseau Distribution France. Обо всем этом – в следующем номере журнала.





Очередной номер | Архив | Вопрос-Ответ | Гостевая книга
Подписка | О журнале | Нормы. Стандарты | Проекты. Методики | Форум | Выставки
Тендеры | Книги, CD, сайты | Исследования рынка | Приложение Вопрос-Ответ | Карта сайта




Rambler's Top100 Rambler's Top100

© ЗАО "Новости Электротехники"
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции
При цитировании материалов гиперссылка на сайт с указанием автора обязательна

Segmenta Media создание и поддержка сайта 2001-2019