Новости Электротехники 1(127) 2021





<  Предыдущая  ]  [  Следующая  >
Журнал №1(13) 2002

Алексей Крутов: «Класс средних и низких напряжений вообще забыт»

Алексей Крутов: главный инженер МУКЭП «Мончегорские электрические сети»

— Кому, по вашему мнению, должны принадлежать электрические сети среднего напряжения - АО «Энерго» или муниципальным властям?

— Ответить на этот вопрос довольно сложно. Мы – 100-процентное муниципальное предприятие. У городского бюджета очень скудные средства. И говорить не только о развитии, но даже о поддержании оборудования в работоспособном состоянии очень проблематично.

— Но тогда не стоит ли передать сети РАО «ЕЭС России»?

— Сомневаюсь, что РАО возьмет себе сети среднего напряжения с износом оборудования в 60-70 процентов. Оно будет стараться забрать у нас финансовую сторону деятельности, то есть Энергосбыт, оставив нам только функции перераспределения электроэнергии и эксплуатации сильно изношенных сетей.

Все последние годы РАО в основном развивало высокие напряжения, 110 кВ и выше. Посмотрите, все разговоры о реструктуризации РАО «ЕЭС России» ведутся вокруг высоких напряжений. И даже если будет создана федеральная сетевая компания, она получит в свое ведение только сети 220 кВ и выше.
Класс средних и низких напряжений вообще забыт, причем уже долгое время. Считается: светится лампочка в квартире, и ладно. Конечно, намного легче поменять один провод на линии высокого напряжения, чем возиться с ремонтом мелкого оборудования на подстанциях 10/0,4 кВ.

— Почему же РАО «забывает» про самое большое и проблемное хозяйство - сети среднего и низкого напряжения?

— Это самая затратная часть, потому что она самая старая и изношенная. Вот пример. Электроснабжение г. Мончегорска осуществляется от одной подстанции 35/10 кВ, принадлежащей АО «Колэнерго». Я провел приблизительный расчет. На реконструкцию этой подстанции нужно около 60 миллионов рублей. В случае если каким-то образом будет решен вопрос о передаче на баланс города этой подстанции, такие затраты городу будут не по силам. РАО за свой счет реконструкцию в подобной ситуации проводить не будет, а администрацию города могут попросту заставить взять эту подстанцию на баланс, ведь руководство РАО имеет очень большой вес во властных структурах...
Подобное мы уже проходили. Так было с соцкультбытом «Норильского никеля». Сейчас в собственности ОАО «Комбинат Североникель» остались только единичные объекты. А все остальное, что когда-то принадлежало ему, - детские сады, школы, жилые дома - все это «сброшено» на город. Мы провели дефектовку части зданий, чьи внутридомовые сети передавались в муниципалитет. И когда положили мэру города докладную записку, он задумался. Только на проведение ремонтных работ внутридомовых электрических сетей нужно около 120 миллионов рублей. Тогда передачу затормозили на три месяца, потому что администрация города поняла - таких денег в городском бюджете в ближайшие годы не найти. Однако затем вмешались «сильные мира сего» и обязали город взять все это хозяйство...

— Но совсем недавно в Белгороде РАО «ЕЭС России» в обмен на акции забрало у муниципалов все сетевое хозяйство низкого и среднего напряжения...

— Я уверен, что если сейчас спросить в Белгороде, как у них идут дела с обслуживанием и ремонтом сетей, там скажут: «Ребята, извините, у нас все деньги уходят господину Чубайсу, а вот что и когда вернется оттуда на наши нужды, не знаем». Думаю, что ситуация и в других сетях, входящих в состав РАО, примерно одинакова.

— Как же тогда выходить из подобной ситуации?

— Думаю, нужна форма собственности на всех уровнях электроэнергетики с участием государства. Электрические сети не должны принадлежать кому-то одному. Допустим, 51% акций должен быть у государства, а 49% остаться на предприятии. И тогда я как главный инженер с этими акциями могу работать, искать инвесторов, строить исходя из экономической ситуации техническую политику. В том числе и решать, брать в обслуживание конкретные объекты или нет.

— Вы сказали, что 60-70% оборудования подстанций у вас изношено полностью. За счет чего вы его меняете?

— Затраты по проведению ремонта оборудования, находящегося на балансе предприятия, относятся на себестоимость, т.е. включаются в тариф электрической энергии. Кроме того, предприятие выполняет работы по капитальному строительству с включением расходов на приобретение оборудования и его монтаж в смету строительства за счет собственных средств, т.е. начисленных амортизационных отчислений. Из них мы и выкраиваем деньги на смену оборудования. Это очень малые средства. Но если мы будем в год хотя бы по одной-две подстанции реконструировать, это уже кое-что. Хотя этого явно недостаточно. В электрохозяйстве города насчитывается около 120 подстанций...

— Какому оборудованию вы отдаете предпочтение при реконструкции?

— У нас есть подстанции, оснащенные ячейками КСО-386 с нальчикскими выключателями нагрузки. Мы их прозвали «убийцами», потому что ими практически невозможно проводить какие-то коммутационные операции: то пружина вылетает, то еще что-то происходит. Обслуживающий персонал постоянно находится в опасности. Я неоднократно обращался в Энергонадзор, и в местный, и в областной, мы создавали ведомственную комиссию, составляли акты. Эти выключатели нагрузки надо менять. Но для этого нужно решение, на основании которого мы могли бы пойти к владельцу этого оборудования, то есть администрации города, и сказать: вот эти выключатели мы обслуживать не можем. Однако подобного документа так и нет. Говорят, что запретить использование того оборудования, которое получило сертификат, не имеем права, а отнять сертификат - сложная проблема.
Поэтому я обратился к специалистам института «Севзапэнергосетьпроект»: помогите мне найти организацию, которая решила бы две задачи. Первая - применение современного оборудования, и вторая - использование для этого площадей старых подстанций. Мне порекомендовали петербургское «ПО Элтехника». Помимо современных качественных ячеек «Аврора», эта компания предложила нам и очень гибкую систему оплаты. В ноябре прошлого года совместно с «ПО Элтехника» мы запустили первую двухсекционную подстанцию, ничего не меняя в строительной части. В этом году мы закончили разработку проекта трансформаторной подстанции для распредсетей 10 кВ города Мончегорска совместно с ЗАО «Инженерный центр», г. Мурманск. Несколько вариантов оборудования, несколько типов фундамента... Но очень не хотелось бы делать сборную солянку из оборудования разных производителей - это создает сложности при обслуживании. Нужно остановиться на какой-то одной фирме.

— Но ведь оборудование выбираете не вы, а заказчик. Вы можете только рекомендовать...

— Здесь-то и происходит самое интересное. Отключается объект, приходит владелец и начинает предъявлять претензии: вы меня отключили, у меня убытки. Но ведь при выдаче технических условий клиент сам решает, какую категорию надежности электроснабжения ему выбрать, какое оборудование установить. Почему-то все сразу цепляются за третью категорию - самую дешевую и ненадежную. «Бог с ним, я и сутки посижу без электроснабжения», - рассуждает владелец. А когда он эти сутки посидит без напряжения, возмущается: как так? Открываем заявление - третья категория электроснабжения. Вот тогда клиент прозревает, просит перевести его на вторую категорию. А для нее необходимо современное оборудование. Психология заказчиков постепенно меняется. Не так быстро, как хотелось бы, но все-таки многие начинают понимать, что пусть дорогое, но качественное оборудование в конце концов себя окупит.
Мы, например, уже не покупаем чайник, чтобы просто поставить его на плиту. Мы хотим, чтобы он быстро вскипятил воду, сам отключился, смотрим на дизайн. Так зачем тот же выключатель нагрузки ВН-16, отслуживший свой срок, заменять на такой же? Существует новое поколение надежных выключателей.

— Наверняка у вас есть и глобальные проблемы?

— Основная наша проблема - это единственный источник электроснабжения всего города - подстанция 35/10 кВ, о которой я уже говорил. Все объекты подключены к ней. Из-за этого возникают большие емкостные токи в сетях 10 кВ и существует проблема перенапряжений, выражающаяся в повреждениях кабельных линий. Если есть повреждение, нужны затраты на восстановление, на замену негодных участков. Я называю это «закапыванием денег в землю». Ежегодно мы «закапываем» порядка 400 тысяч рублей.
В наших климатических условиях весной и осенью происходят большие подвижки грунтов, когда кабели просто разрываются. Наш директор много лет вынашивал идею прокладки кабелей в железобетонных лотках. Уже сейчас все магистральные фидерные кабели от питающей подстанции до распределительных мы укладываем в железобетонные лотки. Да, это дороже, но по крайней мере о тех линиях, которые мы проложили три года назад, не вспоминаем.

— Можно ли вообще говорить о единой технической политике на среднем напряжении в сетях России?

— Считаю, что необходимо. Традиционно сети среднего напряжения финансировались по остаточному принципу. Оборудование с высокими эксплуатационными показателями не разрабатывалось. С приходом рыночных отношений ситуация стала меняться. Появились новые разработки электротехнического оборудования для среднего и низкого напряжения. И сейчас каждый действует по своему усмотрению, исходя из финансовых возможностей и соображений технической целесообразности. Хочу это оборудование - ставлю. Не хочу - не ставлю. И разношерстность в оборудовании российских сетей огромна. Вряд ли это идет на пользу надежности и качеству электроснабжения. Должны быть какие-то рекомендации по применению того или иного оборудования, ведь мы просто не можем отследить все новинки, понять их преимущества и недостатки.

— Кто должен заняться выработкой этой политики?

— Самый серьезный законодатель в настоящее время - РАО «ЕЭС России». Но РАО является гигантским монополистом. А для развития электросетевого хозяйства нужна конкуренция. Почему я, работая в муниципальном хозяйстве, должен подчиняться законам РАО? Ведь внутри этого общества есть много особенностей, своих интересов. Должна существовать такая структура, которая также имела бы свою законодательную базу, силу и противостояла РАО «ЕЭС России». Это может быть и Министерство коммунальной энергетики, и Министерство коммунального хозяйства.

— А реально ли разработать типовой проект российской подстанции?

—Думаю, что нет. Те проекты, которые разработаны для средней полосы, к нам неприменимы. Допустим, там используют железобетонные подстанции, а у нас этого делать нельзя. Наше требование — кирпичная кладка в два кирпича, чтобы в подстанциях был обогрев и они не промерзали.
Раньше подход был другой. В свое время я защищал диплом на тему:
«Подстанция глубокого ввода 35/10кВ г. Мончегорска». Было два варианта исполнения строительной части - кирпичное и в металле. Я склонился к первому. Председатель комиссии сказал, что я расхититель государственных средств. Такой раньше был подход - чем дешевле, тем лучше. Никто не задумывался над тем, что через 25 лет выполненная из металла подстанция станет попросту непригодной к эксплуатации - железо сгниет, бетонные полы перекосятся, и электромонтерам не вкатить тяжелые тележки с выключателями в ячейки. А ведь это реальность. И где здесь разумная экономия? Стояло бы хорошее кирпичное здание, в котором нужно просто поменять оборудование. Конечно, на юге такому помещению ничего не сделалось бы, но у нас другие условия.
Если же вернуться к единой технической политике, то должна быть какая-то программа, пускай она будет ступенчатая, многолетняя. Всю эту махину сразу поменять невозможно, но и оставлять ее в нынешнем состоянии нельзя.



Очередной номер | Архив | Вопрос-Ответ | Гостевая книга
Подписка | О журнале | Нормы. Стандарты | Проекты. Методики | Форум | Выставки
Тендеры | Книги, CD, сайты | Исследования рынка | Приложение Вопрос-Ответ | Карта сайта




Rambler's Top100 Rambler's Top100

© ЗАО "Новости Электротехники"
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции
При цитировании материалов гиперссылка на сайт с указанием автора обязательна

Segmenta Media создание и поддержка сайта 2001-2021