Новости Электротехники 1(115) 2019





<  Предыдущая  ]  [  Следующая  >
Журнал №4(52) 2008

Вадим Малык:
«У СЕТЕВОЙ КОМПАНИИ ДОЛЖЕН БЫТЬ ПАРК ОБОРУДОВАНИЯ, А НЕ ЗООПАРК»


Ровно два года назад «Новости ЭлектроТехники» (№ 4(40) 2006) опубликовали интервью с генеральным директором и главным инженером ОАО «ЛОЭСК» – одной из первых в России управляющих сетевых компаний, объединивших муниципальные предприятия электрических сетей.
За прошедшее время на территории Ленинградской области появилась еще одна организация – ОАО «Управляющая энергетическая компания» («УЭК»), которая была специально создана в дополнение к уже работающей для привлечения инвестиций в областное электросетевое хозяйство.
Таким образом, «ЛОЭСК» должна обеспечивать надежное и бесперебойное электроснабжение потребителей, а «УЭК» – участвовать в консолидации электрических сетей и активно привлекать инвестиции на их развитие. В 2007 году инвестиции «УЭК» в муниципальные сети составили около 300 миллионов рублей. Примерно такую же сумму вложила в сети и «ЛОЭСК». До конца нынешнего года «УЭК» планирует довести инвестиционную программу до одного миллиарда рублей. Солидные деньги для Ленобласти. Сегодня наш собеседник – генеральный директор ОАО «УЭК» Вадим Витальевич Малык.

– Вадим Витальевич, весной этого года впервые заговорили о предстоящем объединении «УЭК» и «ЛОЭСК». Произойдет ли оно и когда?

– К концу нынешнего года в Ленинградской области будет единая управляющая сетевая компания, которая объединит две ныне существующие организации и будет носить название «Ленинградская областная управляющая электросетевая компания». Сейчас все документы находятся в соответствующих инстанциях, получено разрешение антимонопольной службы на объединение, остались только корпоративные процедуры. При объединении компаний ни в инвестиционной программе, ни в технической политике ничего не изменится. Контрольный пакет акций объединенной компании будет принадлежать правительству Ленинградской области.
Таким образом, на территории Ленобласти останутся работать две сетевые компании – «ЛОЭСК» и «Ленэнерго». Следующим шагом, думаю, должен стать вопрос о создании совместно с «Ленэнерго» единой сетевой организации на территории Ленобласти.

– Как Вы можете в общем охарактеризовать состояние электроэнергетики Ленинградской области?

– Ответить на этот вопрос можно с двух точек зрения. Если брать общемировые стандарты, то, конечно, состояние крайне неудовлетворительное и по состоянию сетей, и по технологиям, и по всему остальному.
Если же сравнивать с российскими реалиями, то я считаю, что где-то чуть выше среднего.

– А если сравнивать с Петербургом?

– Я думаю, что как минимум на том же уровне, а в чем-то даже и лучше. Электрические сети в Ленинградской области строились гораздо позднее, чем в Санкт-Петербурге, поэтому процент оборудования, находящегося в крайне изношенном состоянии, морально устаревшего и не удовлетворяющего уже никаким техническим требованиям, в области намного меньше, чем в городе.
По масштабам реконструкции и нового строительства воздушных и кабельных линий, подстанций город впереди. И это совершенно понятно, поскольку старт этой работе был дан раньше, чем в области. В Петербурге огромное сосредоточение потребителей электроэнергии, но при этом глобальная нехватка свободных мощностей.

Поэтому в последние годы «Ленэнерго» и «Санкт-Петербургские электрические сети» при помощи городских властей начали активную работу по модернизации и реконструкции.
«УЭК» и «ЛОЭСК» совместно с «Ленэнерго» сейчас тоже развернули такие работы. Конечно, можно сказать, что взялись с некоторым опозданием, поскольку в отдельных районах области уже складывается ситуация с крайней нехваткой мощностей. Так, суммарный дефицит электроэнергии во Всеволожском районе составляет более 150 мегаватт.
Но для одного года работы в условиях платы за присоединение, которая была утверждена в Ленинградской области в сентябре прошлого года, я считаю, что результаты мы имеем в принципе неплохие.
Мы продолжаем активное строительство новых сетей за счет платы за присоединение, за счет собственной инвестиционной программы, возведение новых подстанций 110/10 кВ. В июле во Всеволожском районе введена в строй подстанция 110/10 кВ «Олтон плюс» с двумя трансформаторами по 40 МВА. На подстанции использован кабель производства Кольчугинского завода, разъединители из Великих Лук, распределительные устройства петербургского ЗАО «Электробалт». Импортное оборудование представлено только ячейками Pass производства ABB, а также трансформаторами из Запорожья.
Скоро включим двухтрансформаторную подстанцию «Валим» в Волхове, начинаем строительство двух новых подстанций в Кировске и в Луге. Это наша ближайшая перспектива.
Нельзя не сказать о том, что мы во многом зависим и от строительства подстанций верхнего уровня, то есть 330 кВ, которое осуществляется Федеральной сетевой компанией. Без них невозможно строительство сетей более низкого напряжения. В ближайшие несколько лет на территории Ленинградской области должны появиться четыре объекта 330 кВ – подстанции «Заневская», «Зеленогорская», «Приморская» и «Луга». После их ввода в строй появится целая гроздь подстанций 110 кВ, которые снимут напряженность в обеспечении потребителей Ленобласти электрическими мощностями.
Существуют и другие программы ФСК по реконструкции и модернизации объектов высокого напряжения. Следом за ними своими объектами начинает заниматься «Ленэнерго», а затем мы.

– В Санкт-Петербурге разработана Схема электроснабжения 35 кВ и выше, скоро будет принята Генеральная схема развития сетей низкого и среднего напряжения. Планируется ли что-то подобное в Ленобласти?

– Существует Генеральная схема перспективного развития и повышения надежности электроснабжения в Ленинградской области, разработанная Северо-Западным НТЦ. Она уже утверждена в «Ленэнерго» и сейчас проходит последние согласования в правительстве Ленинградской области.
Но уже сейчас по этой Схеме заказываются проекты, в них закладывается оборудование. То есть она дошлифовывается только в тех позициях, которые касаются источников финансирования строительства и реконструкции включенных в нее объектов.

– Предусматривает ли эта Схема переход на другие классы напряжения? В Петербурге, например, планируется постепенный отказ от напряжения 35 кВ.

– Я не вижу смысла на территориях Ленинградской области отказываться от такого напряжения. Во многих местах у нас сеть 35 кВ находится в достаточно приличном состоянии, там нет серьезного роста энергопотребления – зачем ее ломать?
Другое дело – отказ от использования напряжения 10 кВ и переход на 20 кВ. Я сторонник именно такого решения.

– Присматриваетесь ли к московскому опыту использования напряжения 20 кВ?

– Конечно. Мы очень активно сотрудничаем с московскими энергетиками, которые являлись отечественными пионерами в данном вопросе. Переход на 20 кВ достаточно актуален в Ленинградской области. К примеру, есть источник 110 кВ, и есть достаточно серьезный потребитель на 1,5–2 МВт в 25–30 километрах от этой подстанции. В данном случае выгодно использовать напряжение 20 кВ.
Габариты линий электропередачи те же, что и при 10 кВ, затраты на строительно-монтажные работы такие же, а передаваемая мощность ощутимо возрастает.
Пока боюсь загадывать, но в следующем году попробуем ввести в проекты напряжение 20 кВ.

– Каковы необходимые инвестиции для развития сетевых предприятий области и где, по вашему мнению, должна находиться инвестиционная составляющая – в тарифе, в плате за технологическое присоединение, либо сетевым предприятиям необходимо искать другие пути?

– Прошедший год с сентября 2007 года стал для нас очень значимым. Помимо основной инвестиционной программы, основанной на инвестиционной составляющей в тарифе на электроэнергию, мы получили возможность работать по еще одной инвестпрограмме, основанной на плате за технологическое присоединение к электрическим сетям.
Жить и развиваться только за счет инвестиционной составляющей в тарифе невозможно. Помимо необходимых работ по реконструкции и модернизации подстанций, воздушных и кабельных линий, с каждым годом повышаются требования к качеству электроэнергии, к обеспечению современными приборами учета. Существуют и другие федеральные энергетические программы. Если средства на всё это закладывать в тариф, то, думаю, он рос бы на 50% в год.
После введения в Ленинградской области платы за присоединение как дополнительного источника развития электросетевого хозяйства образовался довольно мощный финансовый поток. Уже заключено договоров более чем на 2,2 млрд рублей. Несмотря на то, что эти средства мы получаем не сразу, существуют рассрочки и графики платежей, для Ленинградской области это достаточно серьезная инвестиционная сумма, которая и позволяет нам строить новые подстанции, реконструировать сети.

– Сколько сейчас стоит киловатт присоединяемой мощности?

– Базовая ставка – 21 тысяча 600 рублей за киловатт-час присоединяемой мощности. А минимум-максимум – от 16 до 32 тысяч рублей.
Стоимость киловатт-часа зависит от зоны, где находится присоединяемый потребитель, удаленности от центра питания и других дополнительных коэффициентов.

– Каковы сроки подключения?

– Сроки у нас те же, что указаны в федеральном законодательстве. Там, где есть возможность технологического присоединения и мощность абонента не превышает 750 киловатт, срок подключения – один год с времени заключения договора. Если же технологическая возможность присоединения отсутствует, то два года.

– Не слишком ли долгий срок ожидания? Многим потребителям электроэнергия нужна сейчас, а не через два года.


– Этому есть логическое объяснение. Здание на участке, если уже решены все межевые вопросы, составлены кадастры и т.п., можно построить довольно быстро – за 8 месяцев или за год.
Энергетики за это время не смогут сделать ничего, особенно если в этом районе нет свободной электрической мощности. Нам необходимо пройти кучу согласований в различных инстанциях, сделать проект, отнести его в экспертизу, получить замечания, учесть их, получить уже готовый проект. И только затем наши подрядчики могут приступить непосредственно к самому строительству энергообъекта. В итоге получается, что из общего цикла «согласование– проектирование–строительство» последнее занимает меньше 10% всего затраченного времени.

– Насколько велик процент потерь электроэнергии при передаче в связи с существенным износом оборудования? Каковы возможные пути решения этой проблемы?

– Борьба с потерями – одна из составляющих получения дохода сетевой организацией. Существует громадное количество беззатратных методов борьбы с потерями и такое же количество затратных методов.

Мы в своей достаточно молодой компании использовали еще не все беззатратные методы. К примеру, перешли от текущих ремонтов по графикам к ремонтам по результатам тепловизионного контроля. Ведь те же непрожатые контакты – это значительные потери электроэнергии.
Основные потери возникают в результате перегрузки или недозагрузки трансформаторов, то есть при неоптимальных режимах работы сети. Мы пытаемся бороться с такими режимами, оптимизируем загрузку, достаточно взвешенно подходим и к выбору самих трансформаторов.
Следует отметить, что в борьбе с потерями абсолютно не на пользу пошло разделение электроснабжающих организаций на сетевые и сбытовые, ведь в общих потерях электроэнергии немалую долю составляют коммерческие потери. Нам, сетевикам, сейчас очень сложно с ними бороться.
Сейчас потери у нас на уровне 14,9%. Еще полтора года назад эта цифра составляла 18,2%. Если же учесть, что каждый процент потерь – это миллионы рублей недополученной прибыли, то сэкономили мы немало. Однако еще есть над чем работать в ближайшее время.

– Единая техническая политика УЭК – в чем она заключается? Учитываются ли в ней положения технической политики ФСК: применение вакуумных выключателей, отказ от автогазовых, широкое использование цифровых защит и т. д.

– Техническая политика в «УЭК», конечно же, существует. Мы в первую очередь являемся сторонниками рационального использования денежных средств, которые к нам поступают. У нас нет таких жестких закрепленных норм, как, допустим, в кабельных сетях «Ленэнерго», где при прокладке кабельных сетей 6(10) кВ используются только кабели из сшитого полиэтилена.
Мы идем по иному принципу: если где-то есть возможность прокладывать более дешевый кабель, обладающий нормальными характеристиками, используем именно такой. При этом на воздушных линиях 0,4 кВ сейчас в 99% случаев применяется самонесущий изолированный провод. Это и сокращение эксплуатационных затрат, и долговечность, и простота в эксплуатации, и меньшие технические потери электроэнергии.
Что касается непосредственно оборудования трансформаторных и распределительных подстанций, то опять же мы верны принципу рациональности. В основном стараемся использовать на подстанциях 110 кВ зарубежные выключатели, а, к примеру, по разъединителям ориентируемся на российского производителя. Тем более что в Петербурге таковых много – есть от кого получить такое оборудование за нормальные деньги в реальные сроки.
Относительно парка трансформаторов, мы вообще не смотрим на дальнее зарубежье. Качественные и надежные трансформаторы выпускаются на заводах в Екатеринбурге, Тольятти, Москве, Минске, Запорожье.
При подключении новых потребителей мы устанавливаем блочные трансформаторные и распределительные подстанции. Это сокращает время и на согласование земельного участка и непосредственно на строительство. Закупаем эти БТП и БРП у петербургской компании «ПО Элтехника», с которой сотрудничаем достаточно давно.
У нас нет возможности, как у ФСК или МРСК, содержать специалистов, которые знают оборудование десяти-двадцати производителей и умеют с ним работать. Мы должны выбрать для себя определенных партнеров, чья продукция нас удовлетворяет.
У сетевой компании должен быть парк оборудования, а не зоопарк.
Об этом я говорил и буду говорить.
Да, мы остановились на ячейках «Аврора» того же «ПО Элтехника», но при этом, если находим возможность применить более дешевое оборудование и считаем его технические характеристики достаточными для надлежащего уровня эксплуатации сети и тех нагрузок, которые имеются в этой сети, то используем и его.

– На Ваш взгляд, российское электротехническое оборудование уже сопоставимо с западным по качеству, надежности и безопасности?

– Смотря как судить. Если с перспективой на десятилетия вперед, то, наверное, пока не сопоставимо.
Если же следовать тому, что нам сейчас необходимо залатать дыры, которые имеются в целом в электроэнергетике, снять ажиотажный спрос на мощности и начать планомерную работу по внедрению современных технологий, новых видов оборудования, то, я считаю, нынешнего уровня российских производителей вполне достаточно.
Мы настолько динамично изменяемся по территориям, по профилям производства, что нам нет смысла, как Siemens, гордиться выключателями, которые отработали в сетях 40 лет. Я не знаю, что будет с этой территорией, что будет с этим предприятием через 40 лет. Может быть, эти мои слова можно счесть за негосударственный подход. Но я думаю, что и зарубежные производители уйдут в скором времени от таких вот супернадежных, суперсложных и соответственно супердорогих аппаратов.
С учетом не очень высокого уровня квалификации обслуживающего персонала, я могу честно сказать, что у нас работать с очень сложными устройствами практически некому.
Поэтому, что касается нормальных современных простых устройств, то наши производители находятся на вполне приемлемом уровне.
В отношении сложного оборудования – релейной защиты, средств телемеханизации, связи – качество зарубежной продукции пока намного превосходит качество отечественной. Хотя опять же следует отметить, что зарубежные системы релейной защиты крайне перегружены функционально. То есть потребитель вынужден платить за то, чем никогда в жизни не будет пользоваться.

– Для Вас как для заказчика важно ли наличие протокола испытаний на сертифицированное оборудование?

– Могу сказать, что мы, во-первых, никогда не приобретаем оборудование, которое не пощупали своими руками, не увидели, что оно работает в других сетях, не получили по нему хорошие рекомендации.
Нам неоднократно предлагали: «Поставьте у себя опытный образец, посмотрите, как он работает». Но на это мы не идем, даже если это оборудование нам предлагают совершенно бесплатно, это наша принципиальная позиция.
Считаю, что производители должны сами заботиться о качестве продукции, предлагаемой на электротехническом рынке, создавать, как у строителей, саморегулирующие организации.
Когда ты входишь в такую организацию, а она отвечает за тебя, за качество твоей продукции, но при этом способна изгнать тебя из профессионального сообщества за несоблюдение каких-то норм, да еще и довести эту информацию до всех участников рынка, задумаешься о том, стоит ли выпускать некачественные изделия. Наверное, это будет самым действенным инструментом в борьбе за качество.
Еще раз повторю, что сами производители должны заботиться о выявлении на рынке некачественной продукции, о поиске нерадивых предпринимателей, о доведении дел до судебных разбирательств.
А испытания – да, оборудование должно испытываться. И я с большим уважением отношусь к тем производителям, которые представляют нам не только сертификаты на оборудование, но и протоколы его испытаний.
Я знаю, что с испытательными центрами в России сложная ситуация. Но опять же, производители должны задуматься над этим. В конце концов, надо всем вместе сложиться и создать независимый испытательный центр.

– Сейчас активно создаются объединения российских производителей электрооборудования с целью конкуренции с западными фирмами. Как Вы считаете, единственно ли это возможный путь к серьезной конкуренции?

– Для меня главное, чтобы были выработаны единые стандарты по электрооборудованию. Ведь ни у кого не вызывает затруднений пересесть с «Мицубиси» на «Ниссан» или «Мерседес». Люди просто садятся в другую машину и едут. Руль у всех автомобилей в одном месте, педали – тоже.
К сожалению, такой унификации электрооборудования мы не имеем. Те же ячейки разных производителей конструктивно сильно отличаются.
Поэтому меня очень порадовало совещание, которое состоялось в прошлом году на территории завода Siemens в Германии, где я увидел почти два десятка российских производителей, которые в своих ячейках ориентируются на выключатели этой компании. Чем хороши или плохи эти коммутационные аппараты – это тема отдельного разговора. Но то, что в ячейках, сделанных разными производителями, применяется однотипное устройство, мне очень удобно. Я могу сравнивать их только по габаритам и цене, а внутренние функции, при этом, мне совершенно понятны.
Что же касается объединений, то я абсолютно не против их появления и понимаю закономерность этого процесса. Ведь в первую очередь это делается из коммерческих интересов самих производителей: чтобы было легче отстаивать свои интересы перед покупателями, диктовать свои цены. Но если это не будет иметь каких-то инновационных и инвестиционных продолжений, не приведет к единой технической политике по освоению в эксплуатации предлагаемого этим объединением оборудования, то такое объединение распадется.
Я уверен, что в ближайшие три-четыре года нашу страну ожидает серьезный вал предложений электротехнического оборудования с Востока: из Китая, Кореи и так далее. И все созданные российские объединения могут распасться, как только входящие в их состав компании поймут, что те же самые китайцы предлагают продукцию по ценам ниже тех, которые диктуют объединившиеся компании. Ведь всё равно любое объединение – это союз разных коммерческих предприятий, каждое из которых (и это объективно) должно работать ради своей выгоды. Тогда зачем действовать в интересах союза, если в результате никому ничего не достанется?
Может быть, я пессимист, но создание даже какого-то подобия ABB или Siemens в сегодняшних российских условиях нереально. У нас нет нормальной промышленной базы, трудового потенциала, культуры, в конце концов, соответствующих западным параметрам.




Очередной номер | Архив | Вопрос-Ответ | Гостевая книга
Подписка | О журнале | Нормы. Стандарты | Проекты. Методики | Форум | Выставки
Тендеры | Книги, CD, сайты | Исследования рынка | Приложение Вопрос-Ответ | Карта сайта




Rambler's Top100 Rambler's Top100

© ЗАО "Новости Электротехники"
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции
При цитировании материалов гиперссылка на сайт с указанием автора обязательна

Segmenta Media создание и поддержка сайта 2001-2019